↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Пятница, 20. Июль 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Учеба за границей — Любимые женские образы волшебных сказок

Золушка (продолжение 2)

Автор: Наталья Дяловская
Добавлено: 2014-04-01 12:12:06

+ - Размер шрифта

Кто такие братья Гримм?

Pic
Якоб и Вильгельм Гримм
Братья Гримм

Несколько слов о братьях Гримм. Их звали Якоб и Вильгельм, родились они в Ганау (Ханау), небольшом городке в Германии, долго жили в Касселе. Кроме них, в семье было еще шесть сыновей (трое умерли во младенчестве) и одна дочь. Якоб, старший, прожил 78 лет (1785 – 1863), а Вильгельм, младший – 73 года (1786 – 1859).

Это известные немецкий лингвисты, исследователи немецкой народной культуры, которые, в частности, собирая фольклор, опубликовали несколько сборников под названиями «Сказки братьев Гримм». Их считают основателями германской филологии и германистики, положившими начало первому словарю немецкого языка.

Сообщают, что Вильгельм умер в декабре 1859 года, завершив работу над буквой D; Якоб пережил своего брата почти на четыре года, успев завершить буквы A, B, C и E. Он умер за рабочим столом, работая над словом Frucht (фрукт). Якоб открыл, сформулировал и исследовал действие закона о первом германском передвижении согласных, получившего его имя – закон Гримма. Якоба Гримма называли отцом немецкой филологии. Якоб совершил несколько лингвистических открытий и написал десятки научных статей и книг, среди которых "Немецкая грамматика" и "Немецкая мифология". Вильгельм же в основном изучал отдельные памятники древненемецкой литературы.

По происхождению они принадлежали к среднему классу общества. Отец их, Филипп Вильгельм Гримм, занимался адвокатской практикой. С детства они крепко дружили и как бы дополняли друг друга. Старший, который был крепче и обладал лучшим здоровьем, во всем поддерживал младшего брата, хрупкого и болезненного. Оба учились в Гассельском лицее, потом посвятили несколько лет учебе в Марбургском университете, намереваясь пойти по стопам отца. В 1806 году на братьев произвел огромное впечатление сборник народной поэзии "Волшебный рог мальчика" Бретано и Арнима, и они начали сами собирать сказки. Чувствуя в себе тягу к изучению немецкого языка, литературы, устного народного творчества, избрали себе иной путь и не сходили с него до конца жизни.

«Настало время спасать древние предания и сказки, чтобы они не исчезли навсегда в беспокойных днях наших, как искра в колодце или роса под горячим солнцем» (братья Гримм).

Их называют самыми известными сказочниками Европы. Изучение мифологии и старинных сказаний привело к тому, что в 1812 году братья Гримм опубликовали первый том своих знаменитых "Детских и семейных сказок" (86 штук), а спустя три года издали и второй том, куда в целом входят 10 так называемых "детских легенд" и большое количество народных сказок. На протяжении жизни братьев Гримм сказки переиздавались шесть раз, в последнем выпуске их 200.

Этот величайший труд принёс братьям Гримм широчайшую известность и славу. Академические ученые превратились во всемирно известных сказочников. Следует отметить, что братья Гримм более бережно относились к тексту сказок, меньше адаптировали их к детскому восприятию, отсюда в их записях сказок больше жестокости, кровавых деталей.

Братья смотрели на сказки как на кладовые народной мудрости, в которых хранилась единая память о мифах и верованиях предков, а себе ставили задачу: выявить истинную народность сюжета. Они считали народ единым и в силу этого не делали различий между письменными и устными источниками, между автором-дворянином и автором-крестьянином, не принимая во внимание различия социальных и культурных слоев. Они полагали, что в любом варианте существует и истинность, и искусственность. На сказки братьев Гримм написано более тридцати немецких опер.

Вот «Золушка», которую записали братья Гримм.

Братья Гримм. Золушка


Заболела у одного богача жена и почувствовала, что конец ей приходит. Подозвала она свою единственную дочку к постели и говорит:
– Моё милое дитя, будь скромной и доброй, и господь тебе всегда поможет, а я буду глядеть на тебя с неба и всегда буду возле тебя.
Потом закрыла она глаза и умерла. А девочка ходила каждый день на могилу матери и плакала, и была скромной и доброй.
Вот наступила зима, и снег укутал белым саваном могилу, а когда весной опять засияло солнышко и растаял снежный покров, богач взял себе в жёны другую. Привела мачеха в дом двух своих дочерей. Были они лицом красивые и белые, но сердцем злые и жестокие. И настало тогда тяжёлое время для бедной падчерицы.
– Неужто эта дура будет сидеть у нас в комнате? – сказали они. – Кто хочет есть хлеб, пусть его заработает. А ну-ка, живей на кухню, будешь стряпухой.
Отобрали они у неё красивые платья, надели на неё старую посконную рубаху и дали ей деревянные башмаки.
– Поглядите-ка на гордую принцессу, ишь как вырядилась! – говорили они, смеясь, и отвели её на кухню.
И должна она была там с утра до самого позднего вечера исполнять чёрную работу: вставать рано утром, носить воду, топить печь, стряпать и мыть. А сводные сестры ещё всячески старались, как бы её посильней огорчить – насмехались над нею, высыпали горох и чечевицу в золу, и ей приходилось сидеть и выбирать их оттуда. Вечером, когда она уставала от работы, ей приходилось ложиться спать не в постель, а на полу, рядом с печкой, на золе. И оттого, что была она всегда в золе, в пыли и грязи, прозвали её сестры Золушкой.
Случилось однажды, что отец собрался ехать на ярмарку и спросил у своих падчериц, что привезти им в подарок.
– Красивые платья, – сказала одна.
– Жемчуга и драгоценные камни, – попросила другая.
– Ну, а ты что, Золушка, хочешь?
– Привези мне, батюшка, ветку, что на обратном пути первая зацепит тебя за шапку. Отломи её и привези мне!
Накупил отец своим падчерицам красивые платья, жемчуга и самоцветные камни, а когда на обратном пути ехал он через лесок, ветка орешника хлестнула его, да так сильно, что и шапку с головы у него сбила. Он сорвал эту ветку и взял её с собой. Воротился он домой и подарил падчерицам то, что они просили, а Золушке отдал ветку орешника. Поблагодарила его Золушка, пошла на могилу к матери, и посадила там ветку, и так сильно плакала, что слёзы катились у неё из глаз на землю. И полили слезы ту ветку. Выросла веточка и стала красивым деревом. Золушка трижды в день приходила к дереву, плакала и молилась; и каждый раз прилетала на дерево белая птичка. И когда Золушка ей высказывала какое-нибудь желание, птичка сбрасывала ей то, о чём она просила.
Но вот случилось однажды, что король устроил пир, который должен был длиться целых три дня, и созвал на праздник всех красивых девушек страны, с тем, чтобы сын его мог выбрать себе невесту. Когда две названые сестры узнали, что им тоже надо явиться на пир, они сразу повеселели, кликнули Золушку и говорят:
– Причеши нам волосы, почисть туфли и застегни застёжки, да покрепче, мы ведь идём в королевский дворец на смотрины.
Золушка их послушалась, но заплакала – ей тоже хотелось пойти потанцевать. Она стала просить мачеху, чтобы та отпустила её.
– Эх ты, Золушка, – сказала ей мачеха, – вся ты в грязи да в пыли, куда уж тебе идти на пир? У тебя ведь ни платья нет, ни туфель, а ты ещё танцевать захотела!
Но Золушка всё её просила. Тогда мачеха ей говорит:
– Вот просыпала я миску чечевицы в золу. Коль выберешь её за два часа, тогда можешь идти вместе с сестрами.
Вышла Золушка чёрным ходом в сад и кликнула:
– Вы, голубки ручные, вы, горлинки, птички поднебесные, скорей ко мне летите, чечевицу выбрать помогите! Получше – в горшочек, похуже – в зобочек.
И прилетели к кухонному окошку два белых голубка, а за ними и горлинки, и, наконец, прилетели-послетались все птички поднебесные и опустились на золу. Наклонили голубки свои головки и начали клевать: тук-тук-тук-тук, а за ними и остальные: тук-тук-тук-тук, и так повыбрали все зёрнышки в мисочку. И часу не прошло, а они уже кончили работу и все улетели назад. Обрадовалась Золушка, принесла миску своей мачехе – думала, что ей можно будет идти на пир, но мачеха сказала:
– Нет, Золушка, ведь у тебя нет платья, да и танцевать ты не умеешь. Там над тобой только посмеются.
Заплакала Золушка, а мачеха и говорит:
– Вот если выберешь за один час из золы две полных миски чечевицы, то можешь пойти вместе с сёстрами, – а сама подумала: "Этого уж ей не сделать никогда".
Высыпала мачеха две миски чечевицы в золу, а девушка вышла чёрным ходом в сад и кликнула:
– Вы, голубки ручные, вы, горлинки, птички поднебесные, скорей ко мне летите, чечевицу выбрать помогите! Получше – в горшочек, похуже – в зобочек.
И прилетели к кухонному окошку два белых голубка, а за ними и горлинки, и, наконец, прилетели-послетались все птички поднебесные и опустились на золу. Наклонили голубки свои головки и начали клевать: тук-тук-тук-тук, а за ними и остальные: тук-тук-тук-тук, и так повыбрали все зёрнышки в миски. Не прошло и получаса, а они уже кончили работу и улетели все назад. Принесла Золушка две миски чечевицы мачехе, стала радоваться – думала, что теперь-то ей можно будет идти на пир, а мачеха ей говорит:
– Ничего тебе не поможет, не пойдёшь ты со своими сёстрами. И платья у тебя нет, да и танцевать ты не умеешь. Нам только стыдно будет за тебя!
Повернулась она спиной к Золушке и поспешила со своими двумя гордячками-дочерьми на пир. Когда дома никого не осталось, пошла Золушка на могилу к своей матери под ореховое деревцо и кликнула:


– Ты качнись, отряхнись, деревцо,
Ты одень меня в злато-серебро.


И сбросила ей птица золотое и серебряное платье да шитые шёлком и серебром туфельки. Надела быстро Золушка платье и явилась на смотрины. А сводные её сестры и мачеха об этом не знали и подумали, что это, должно быть, какая-то чужая королевна, – такая красивая была она в своём золотом платье. Им и в голову не приходило, что это Золушка; они думали, что та сидит дома в грязи и выбирает из золы чечевицу. Вышел Золушке навстречу королевич, взял её за руку и стал с ней танцевать. И не хотел он танцевать ни с какой другой девушкой, всё держал её за руку, и, если кто подходил приглашать её на танец, королевич говорил:
– Я с ней танцую.
Проплясала она до самого вечера и хотела уже домой возвращаться, а королевич ей говорит:
– Я пойду тебя проводить.
Ему хотелось узнать, чья это дочка-красавица; но она от него убежала и взобралась на голубятню. И дожидался королевич до тех пор, пока не пришёл отец. Тогда сказал ему королевич, что незнакомая девушка взобралась на голубятню. Подумал старик: "А не Золушка ли это?" Велел принести топор и багор, чтобы разрушить голубятню, но в ней никого не оказалось.
Вернулись родители домой, видят – лежит Золушка в своей посконной рубахе на золе и горит у печки тусклый светильник. А дело было так: Золушка быстро выпрыгнула с другой стороны голубятни и побежала к ореховому деревцу, там она сняла своё красивое платье и положила его на могилу, а птица унесла его назад. Надела Золушка опять свою серую посконную рубаху и села в кухне на кучу золы.
На другой день пир начался снова, и родители и сводные сестры ушли опять из дому. А Золушка направилась к ореховому дереву и молвила:


– Ты качнись, отряхнись, деревцо,
Ты одень меня в злато-серебро!


И сбросила ей птица ещё более пышное платье, чем в прошлый раз. Явилась Золушка в этом платье на пир – и каждый дивился, глядя на её красоту. Королевич уже поджидал её, тотчас же взял её за руку и танцевал только с нею одной. Когда к ней подходили другие и приглашали её на танец, он говорил:
– Я с ней танцую.
Вот наступил вечер, и она собралась уходить. И пошёл королевич следом за ней, чтобы посмотреть, в какой дом она войдёт. Но она убежала прямо в сад, который находился за домом. И росло в том саду красивое большое дерево, и висели на нём чудесные груши. Золушка проворно взобралась на него, как белочка по веткам, а королевич и не заметил, куда она исчезла. И дожидался королевич до тех пор, пока не явился отец, и говорит ему:
– Незнакомая девушка убежала от меня, мне кажется, что она взобралась на грушу.
Подумал отец: "Уж не Золушка ли это?" Велел принести топор и срубил дерево, но на нём никого не оказалось. Вошли они в кухню, видят – лежит Золушка, как и в прошлый раз, на золе; как и тогда, она спрыгнула с другой стороны дерева и отдала своё прекрасное платье птице, что прилетела на ореховое дерево, а потом надела Золушка опять серую посконную рубаху.
На третий день, когда родители и сводные сестры ушли на пир, отправилась Золушка снова на могилу к матери и молвила деревцу:


– Ты качнись, отряхнись, деревцо,
Ты одень меня в злато-серебро.


И сбросила ей птица платье, да такое сияющее и великолепное, какого ещё никогда ни у кого не было; а туфельки были из чистого золота. Явилась она на пир в этом платье, и никто не знал, что и сказать от изумления. А королевич танцевал только с нею одной, и, если кто её приглашал, он говорил:
– Я с ней танцую.
Вот наступил вечер, и собралась Золушка уходить; и хотел было королевич её проводить, но она так ловко ускользнула от него, что он даже этого и не заметил. Но королевич придумал хитрость: он велел вымазать всю лестницу смолой. И когда Золушка от него убегала, то туфелька с её левой ноги осталась лежать на одной из ступенек. Поднял королевич туфельку, и была она такая маленькая и нарядная, и вся из чистого золота!
На другое утро пошёл королевич с той туфелькой к отцу Золушки и говорит:
– Я возьму в жёны только ту, на чью ногу придётся эта золотая туфелька.
Обрадовались обе сестры – ноги у них были очень красивые. Старшая отправилась в комнату, чтобы примерить туфельку, и мать пошла за ней. Но дочь никак не могла натянуть туфельку на ногу; мешал большой палец, и туфелька оказалась ей мала. Тогда мать подала ей нож и говорит:
– А ты отруби большой палец; когда станешь королевой, всё равно пешком ходить тебе не придётся.
Отрубила девушка палец, натянула с трудом туфельку, закусила губы от боли и вышла к королевичу. И взял он её себе в невесты, посадил на коня и уехал с нею. Но надо было им проезжать мимо могилы, а там на ореховом деревце сидело два голубка. И запели они:


– Погляди-ка, посмотри,
А башмак-то весь в крови,
Башмачок, как видно, тесный,
Плохо выбрал ты невесту!


Посмотрел королевич на её ногу, видит – кровь из неё так и течёт. Повернул он коня назад, привёз самозваную невесту домой и сказал, что это невеста не настоящая, – пускай, мол, наденет туфельку другая сестра. Пошла та в комнату, стала примерять. Влезли пальцы в туфельку, а пятка оказалась слишком большая.
Подала ей мать нож и говорит:
– А ты отруби кусок пятки: когда будешь королевой, пешком тебе всё равно ходить не придётся.
Отрубила девушка кусок пятки, всунула с трудом ногу в туфельку, закусила губы от боли и вышла к королевичу. И взял он её себе в невесты, посадил на коня и уехал с нею. Но проезжали они мимо орехового деревца, а на нём сидело два голубка, и они запели:


– Погляди-ка, посмотри,
А башмак-то весь в крови,
Башмачок, как видно, тесный –
Плохо выбрал ты невесту!


Глянул королевич на её ногу, видит – кровь течёт из туфельки и белые чулки совсем красные стали. Повернул он коня и привёз самозваную невесту назад в её дом.
– И эта тоже не настоящая, – сказал он. – Нет ли у вас ещё дочери?
– Да вот, – сказал отец, – осталась от покойной моей жены маленькая, несмышлёная Золушка, – да куда уж ей быть невестой!
Но королевич хотел, чтобы её привели к нему. Говорит тут мачеха:
– Да нет, она такая грязная, ей нельзя никому и на глаза показываться.
Но королевич во что бы то ни стало желал её увидеть; и пришлось привести к нему Золушку. Умыла Золушка сначала руки и лицо, а потом вышла к королевичу, склонилась перед ним, и он подал ей золотую туфельку. Села она на скамейку, сняла с ноги свой тяжёлый деревянный башмак и надела туфельку, и пришлась она ей как раз впору. Встала она, выпрямилась, – посмотрел тут королевич ей в лицо и узнал ту самую красавицу, с которой он танцевал, и воскликнул:
– Вот это и есть настоящая моя невеста!
Испугались мачеха и сводные сестры, побледнели от злости. А королевич взял Золушку, посадил на коня и ускакал с ней. Едут они мимо орехового деревца, а два белых голубка весело поют:


– Королевич, посмотри,
В башмачке-то нет крови,
Башмачок, видать, не тесный,
Вот она – твоя невеста!


Только они это пропели, улетели оба с дерева и уселись к Золушке на плечи: один на правое плечо, другой на левое. Так и остались они сидеть.
А когда пришло время свадьбу справлять, явились и вероломные сестры – хотели к ней подольститься и разделить с ней её счастье. И когда свадебное шествие отправилось в церковь, старшая оказалась по правую руку от невесты, а младшая по левую; и выклевали голуби каждой из них по глазу. А потом, когда возвращались назад из церкви, шла старшая по левую руку, а младшая по правую; и выклевали голуби каждой из них ещё по глазу. Так были они наказаны за злобу свою и лукавство на всю свою жизнь слепотой.


Есть ли жестокость в сказках братьев Гримм?

Pic

Да. Страшноватая, надо заметить, своими реалиями сказка о Золушке. Я понимаю, что мать сводных сестер Золушки руководствовалась благими намерениями: сделать дочек королевами. Но приносить нож и предлагать дочкам изуродовать ноги – это как-то в голове не укладывается. Хорошо, хоть не матушка собственноручно рубила детям пальцы и пятки.

И голубки жутковатые. Голубь для нас с легкой руки Пабло Пикассо – символ мира, этих птиц выпускают на свадьбах, они стали олицетворением чистоты, робости, невинности и смирения... А тут – существа, хладнокровно выклёвывающие девичьи глаза.

И как только Золушка это позволила? Тем более два раза. Ведь уже после первого раза были крики, стоны, вопли, отчаяние, кровь… А Золушка хладнокровно ждала? Не вяжется как-то это с ангельским характером героини. Или он вовсе не ангельский? И Золушка наслаждалась местью? Тогда получается, что суровый век и суровые нравы создали совсем не тот характер Золушки, к которому привыкли мы, родившиеся в 20-м веке. Ни о наслаждении местью, ни о реакции Золушки на такое поведение птичек упоминаний нет. Об этом в сказке ни слова.

Исследователи творчества Шарля Перро поражаются обилию жестокости в сказках. Психоаналитики ищут ответы. Профессор Парижского университета Марк Сориано назвал Перро самым неизвестным из классиков: в самом деле, весь мир рассказывает эти сказки, но мало кто знает не адаптированные для детей варианты, а авторскую версию этих сказок.

В комментариях к одному из изданий сказок (автор – Галина Соловьева) говорится: «Настоящие тексты сказок Перро куда более жестоки, чем их леденцовые двойники, с которыми мы познакомились в детстве. В них – кровь, слезы, голод, каннибализм, секс, трупы».

Но удивляться, на наш взгляд, нечему. Сказки рассказывались для взрослых, поэтому сказочники не стеснялись в выражениях и употребляли ругательства, вульгарную и бранную лексику, и лишь позже дети получили возможность познакомиться с достаточно адаптированными к детской психике текстами. Родители могли щадить неокрепшую психику своих отпрысков, изменять сказки применительно к ситуации. А могли и не делать этого, приучая своих наследников к мысли о жестокости окружающего мира, в которой их детям предстояло жить.

Следует заметить, что в одном из вариантов сказки (уже не пера Перро) король жестоко мстит мачехе и злым сестрам, заставляя их до смерти танцевать на балу в раскаленных железных туфлях.

Pic
Золушка на Большом балу, иллюстрация Гюстава Доре. 1867

А братья Гримм вообще считали женский пол более подверженным плохим поступкам, чем мужской. В общей сумме в их сказках насчитывается 23 колдуньи и 16 злых мачех, в то время как отцов-деспотов всего 3, а колдун один.

У скандинавов версия тоже достаточно кровожадная. Мало того, что злые сестры лишились пальца и пятки на ногах по совету родной маменьки, мало того, что их ослепили, так их еще и выпороли. Неужели ослепления было недостаточно?

В одном из вариантов сказки злая мачеха отрубала Золушке ноги, чтобы та не убежала на бал, а в другом присутствовал грубый натурализм: вместо изящной туфельки с маленькой хрупкой ножки девушка роняла с растоптанной, раздавленной тяжелым трудом ноги здоровенную тяжелую калошу.

Бал тоже появился не сразу. Принца заменял знатный человек, а бал был просто званым вечером.

Суровый век, суровые реалии.

Есть вопросы?

В детстве, когда слушаешь или читаешь эту сказку, вовсе не сопоставляешь факты и не думаешь о том, что же происходит. Сказочная атмосфера завораживает душу. Горячо сочувствуешь милой Золушке и ненавидишь её сводных сестер и мачеху. Однако хочется задать несколько вопросов. Я совершенно определенно представляю, что сказка – это сказка и что не совсем корректно искать в ней жизненные реалии. Любую сказку можно так рассмотреть, так критически подойти к излагаемому материалу, что её потом и читать не захочется. Мне, например, глубоко антипатичны строки о сказке «Золушка», напечатанные в книге для взрослых – разбор сказки с точки зрения психоаналитика:

«…в сказке «Золушка», согласно психоанализу, находят проявление следующие мотивы: соперничество детей из-за родительской любви… раздвоение образа матери… утрата женственности… Хрустальные туфельки, сквозь которые видно ступни, они жмут ноги – это символ девственности, которая тяготит; потеря такой туфельки – сексуальный призыв, сама туфелька – символ вагины, а множество примеряющих – претенденты». Не хочется сводить образ Золушки к подобному психоанализу.

Но дети, прослушав сказки, в частности, Золушка», задают вопросы. И совсем не просто ответить, например, на такие:

— «Почему Золушка не разбила туфельки, когда танцевала? Ведь стекло бьется»;

— «А тыква осталась лежать на дороге?»;

— «А куда делись мыши и крыса?»;

— «А если бы Золушка не успела вылезти, она бы осталась в тыкве?»;

— «А почему сестры и мачеха не узнали Золушку?»; и пр.


Поэтому попытаемся ответить на вопросы современных детей.

Продолжение следует.


— Золушка (продолжение 1)

— Золушка (начало)

— Слово о сказке




Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 102
Пользователей: 2

» Admin
» orbakh

Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017