↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Пятница, 20. Июль 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Учеба за границей — Любимые женские образы волшебных сказок

Золушка

Автор: Наталья Дяловская
Добавлено: 2014-03-11 16:00:43

+ - Размер шрифта

Эту сказку знают все народы нашей планеты. Сюжет её относят к числу так называемых «бродячих сюжетов», который в фольклоре народов мира имеет больше тысячи вариантов и существует около двух с половиной тысяч лет. Разные вариации этой сказки зафиксированы более чем у ста народов. К этому сюжету обращались и братья Гримм, и французский сказочник Шарль Перро, и многие другие. Каждый из вариантов сказки хорош по-своему. И, конечно, несёт на себе отпечаток личности автора и того времени, в которое он жил и творил.

Какие сказки о Золушке известны человечеству?

Самый древний её вариант был найден на древнеегипетском папирусе. В сказке говорится о храмовой проститутке Фодорис, в других источниках – Родопис (в переводе – Золушке), у которой ловчий орел фараона украл золочёную сандалию, пока девушка купалась в реке. Хорошо обученная птица отнесла свою добычу хозяину. Сандалия была такой маленькой и изящной, что фараон сразу направил своих стражников на поиски девушки с миниатюрной ножкой. Те примеряли сандалию всем встречным женщинам и в конце концов встретили Фодорис (Родопис). Она и стала любимой женой фараона (правда, не уточняется, сколько у фараона было жен). А вот эта же сказка в варианте, расцвеченном фантазией:

Pic

«Давным-давно, на древней земле Египта, где Нил несёт свои воды в Средиземное море, жила девушка по имени Родопис, она родилась в Греции, но была похищена пиратами, которые привезли её в Египет, где и продали в рабство. Её владелец был добрым стариком, который проводил большую часть своего времени, дремля под сенью тенистого дерева. Из-за этого он никогда не видел, как его дочери насмехались и дразнили Родопис, потому что она отличалась от них. Их волосы были прямыми и черными, в то время как её были золотыми и вьющимися.

Они были кареглазыми, а у нее были красивые зеленые глаза. Их кожа была темной, а у Родопис была нежная бледная кожа. Они заставляли ее упорно трудиться, крича на неё весь день: "Пойди на реку и выстирай одежду!", "Почини наши платья!", "Прогони гусей из сада!", "Испеки хлеб!" У нее не было никаких друзей, кроме животных. Она приучила птиц клевать зерно из ее руки, обезьяну – сидеть на ее плече и даже носила на Нил старому бегемоту свежую траву. Вечером она спускалась к реке, чтобы побыть со своими друзьями, и, как бы ни уставала от работы, танцевала и пела для них.

Однажды старик хозяин проснулся и, увидев девушку, был восхищен её танцем. Он также решил, что столь талантливая танцовщица не должна ходить без обуви, и заказал для нее специальную пару шлёпанцев. Сандалии были кожаными, но изящными и позолоченными. С тех пор дочери хозяина еще пуще невзлюбили Родопис, поскольку только у неё были такие красивые сандалии.


Однажды в городе проходил праздник. О, как хотела Родопис пойти с дочерьми хозяина на это зрелище! Ведь кульминацией таких событий становились праздничные гуляния с танцами, пением и широкой торговлей различными сладостями. Дочери хозяина приготовились уезжать, надели самую красивую одежду, в которой покрасовались перед ней, и дали ей много хозяйственных работ с наказом завершить все до их приезда. Грустная Родопис стирала белье в реке, когда накатившая волна намочила её позолоченные сандалии. Она быстро вытерла их и положила на солнце для просушки. Продолжая стирать, она вдруг увидела спикировавшего сокола, который схватил одну из её сандалий и улетел. Родопис вся затрепетала, поскольку поняла, что этим соколом был Гор (бог Гор, покровитель фараонов, мог принимать образ сокола).

В это время в Мемфисе фараон сидел на площади и разбирал судебные дела. Фараон сидел на троне, слушал и откровенно скучал. Он предпочел бы лучше мчаться в своей колеснице поперек пустыни. Пролетавший мимо сокол внезапно снизился и уронил на колени фараона красивую позолоченную сандалию. Он хоть и был удивлен, но понял, что это было знаком от Гора. Восхищенный фараон, представляя красоту ножки, которую должна была украшать эта сандалия, приказал разыскать её владелицу, с тем, чтобы жениться на ней и сделать царицей Египта. Но поиски ничего не дали, и тогда фараон, снарядив корабль, пустился в путь вниз по течению Нила».

Согласитесь, что второй вариант сказки более романтичен. Тут и похищение, и запутанная интрига, и любовь, и тоска, и обман, и злоба, и зависть...

Еще в первом веке до нашей эры греческий историк Страбон записал историю о девушке, бедной, но прекрасной, которая влюбилась в богатого человека, вышла за него замуж и была счастлива. Получается, что это одна из первых сказок о Золушке. Похожие сказки можно найти у японцев, китайцев и у большинства народов Европы. Есть даже версия, в которой вместо девушки Золушки главным героем становится Золух (мужчина).

Pic

У китайцев, например, эта сказка существовала в девяти вариантах, и еще до Шарля Перро насчитывалось более 340 ее пересказов. Кстати, в последние годы в СМИ с сайта на сайт переходит информация о том, что самая древняя версия сказки «Золушка» вышла из-под пера китайского писателя IX века Чуань Ченши. У него в сюжете есть и мачеха, и меховые башмачки, и муж-император в награду. Совершенно органично вписывается в повествование и миниатюрная ножка героини (один из китайских канонов женской красоты). Итак, одна из Золушек жила в Китае. Было это в 9-м веке, и звали девушку Йе Сьен. Сказочной феи рядом не было, и о девушке заботилась и охраняла её золотая рыбка. Мачеха, узнав о рыбке, убила её, и Йе Сьен спрятала косточки бедного создания у себя в комнате в навозной куче (!). Косточки выполняли практически то же самое, что делала живая рыбка: они дарили бедняжке ласку, обеспечивали едой и одеждой. Падчерица, в свою очередь, ухаживала за костями, разговаривала с ними.

Наступил праздник, объявленный императором. Девушка получила от костей плащ из перьев зимородка и великолепные золотые туфельки.

Кстати, вы знаете, какой цвет оперения зимородка? Голубовато-зеленый. По легенде, Ной послал зимородка за огнем. Он взлетел высоко в небеса, и его крылья окрасились в цвет неба.

На празднике девушка потеряла туфельку, и её передали военачальнику. Тот женился на девушке. И тогда китайская Золушка жестоко отомстила своим обидчицам: она отдала приказ забить злую мачеху и сестер камнями. До смерти...

Какой была первая сказка о Золушке в Европе?

Pic
Giambattista Basile (1566 или 1575, — 1632) Wikipedia.org
Джамбаттиста Базиле

А первая европейская сказка о Золушке, пишут исследователи, была описана Джамбаттиста Базиле (1566 или 1575 – 1632) – итальянским поэтом-сказочником. Он записал и написал многие сказки, которые впоследствии стали хрестоматийными: «Кот в сапогах», «Спящая красавица». И, конечно, «Золушка».

Он родился в Неаполе в небогатой дворянской семье, был одним из семи детей, часто находился на службе у знатных господ, но остался человеком бескорыстным и «не умеющим жить», творческим и возвышенным душою. Он боготворил свою сестру, известную в то время и талантливую певицу Адриану, сочинял слова для ее песен.

«Базиле прожил жизнь, обычную для бедного литератора XVII века. В юности военная служба (венецианский гарнизон на Крите), затем – возвращение на родину, более хлебное и тихое место литературного секретаря князя Стильяно. Сменив добровольное служение независимому государству – Венеции – на карьеру феодального чиновника в одной из колоний Испании, какой была в то время неаполитанская провинция, Базиле разделил участь безродной челяди, зависимой от случайностей и не защищенной от произвола. И, продвигаясь по службе (к концу жизни он был удостоен графского титула и земельного владения), он, подобно другим поэтам века, культивировал в себе ту раздвоенность, которая позволяла быть на службе осторожным дипломатом, а в частной жизни – повесой, служителем муз, душой литературных клубов – академий. Еще на Крите он стад членом академии Чудаков, в Неаполе вошел в среду Досужих, состоял заочным членом венецианской академии Неизвестных. Всюду он числился под кличкой Лентяй, данной за феноменальную работоспособность», – утверждает филолог Елена Костюкович.

Он написал много стихов. Большинство из них восхваляло аристократов, у которых он служил, а самым большим успехом пользовался его поэтический сборник «Неаполитанские музы» («La Musa Napoletana», 1635), в строках которого автор рисует причудливые и красочные картины жизни современного ему города: ссоры, сплетни, беседы и разговоры людей разного уровня достатка и различной социальной принадлежности: уличных торговцев и проституток, авантюристов и воров, городских кумушек и наивных деревенских увальней, приехавших в большой город заработать на жизнь и поразвлечься. Но сейчас этот сборник интересует лишь историков литературы.

Настоящую же известность ему принес сборник «Пентамерон» («Пятидневник») – 50 сказок, обрамленных одной большой сказкой-основой, сказкой-стержнем, в которой пять дней рассказывают новеллы. Эта книга вышла в пяти томах в 1634 – 36 годах в Неаполе. Написана она на неаполитанском диалекте на основе крестьянского фольклора. Эта книга стала первым в истории европейской литературы сборником волшебных сказок, обработанных в стиле барокко.

Как записал в 1822 году Якоб Гримм, «“Пентамерон” – самое богатое и самое изысканное из всех сказочных собраний мира».

Pic
Джамбаттиста Базиле. Зезолла. Wikia.com
Дж.Базиле. Зезолла

Книга была не только написана на диалекте, но и переполнена площадной речью, пересыпанной уличными присловьями, отчаянной бранью, божбой и проклятиями, жаргоном казармы и игорного дома, сочными шутками на тему виселицы… В сказках Базиле вообще торжествует расхожая мораль здравого смысла, довольно далекая от христианской. Книга была выпущена только после смерти автора, который при жизни смешил своими рассказиками близких друзей, но не торопился их печатать. Так характеризует этот сборник Давид Эйдельман.

Все свои новеллы, написанные на неаполитанском диалекте, Базиле подписывал анаграммой Джан Алесио Аббаттутиса. Под этим именем вышел и «Пентамерон», однако тут же в предисловии было указано и настоящее имя автора, под которым мы его и знаем, – Джамбаттиста Базиле. Как указывает В. Еремин, первыми перевели «Пентамерон» на свой язык немцы, затем англичане, а итальянцы получили перевод со старинного неаполитанского диалекта на современный итальянский язык только в 1925 году. Русского перевода полного сборника пока не существует.

Есть там и сказка о Золушке. Правда, эта Золушка вовсе не теряла хрустальной туфельки. В Интернете пересказ выглядит примерно так: маленькую девочку звали Зезолла, или Цецолла (сокращенно от Лукрезуцция). Она была достаточно кровожадной: убила мачеху, опустив ей на голову крышку сундука, над которым та склонилась, желая посмотреть на вещи, которые остались после смерти родной матери девочки. После смерти мачехи Зезолла уговорила отца жениться на няне, но шесть няниных дочерей заставили ее мыть и убирать весь дом. Выгребая золу из печей и каминов, девочка часто пачкала в ней одежду, лицо и руки – и получила прозвище Золушка.

Однажды она обнаружила волшебное деревце, которое исполняло желания. И девушка, когда хотела, шла к деревцу, произносила волшебное заклинание, высказывала своё желание – и оно исполнялось. Зезолла наряжалась в красивые платья и танцевала на королевских балах. Король влюбился в неё и велел слуге найти прекрасную незнакомку, пригрозив смертью за невыполнение приказа.

Слуга отыскал девушку и посадил ее в ее же повозку. Золушка закричала на лошадей, те понесли, и слуга упал. Вместе с ним упала и её обувь – пианелла, похожая на ходулю галоша с подошвой из пробки, именно такие носили женщины Неаполя времён Ренессанса! Эти галоши на высокой платформе оберегали длинные женские платья от грязи и пыли. Высота платформы обычно достигала 6-18 дюймов (дюйм составляет примерно чуть больше, чем два с половиной сантиметра, и получается, что высота пианеллы примерно от 15 до 45 сантиметров). Примеряя встреченным дамам пианеллу, король нашел Золушку.


Примерно так выглядит пересказ этой сказки. В Интернете несколько материалов под разными фамилиями, но совпадающих практически дословно.

Я решила найти материал о пианелле. Нашла только вот что.

Современная пианелла представляет собой обувь унисекс без задника и безо всякой платформы. Чаще из войлока, нечто вроде домашних тапочек.


Захотелось прочитать возможные переводы «Золушки» Базиле. Вот сказка о Золушке Джамбаттиста Базиле, которая называется «Кошка-Золушка» («La Gatta Cennerentola»), другой перевод – «Золозадая кошка», то есть, это, видимо, кошка, попка которой испачкана в золе. Впервые эта сказка была напечатана в 1634 (1636?) году в Неаполе в составе сборника «Сказка сказок» („Lo cunto de li cunti”) (это словосочетание постепенно вытеснило название «Пентамерон»).

Джамбаттиста Базиле. Кошка-Золушка

Цецолла, побуждаемая мастерицей убить свою мачеху, думает, что будет иметь от мастерицы уважение за то, что помогла ей выйти замуж за ее отца, но вместо этого высылается жить на кухню, однако, по волшебному искусству фей, после разных приключений, удостаивается чести стать женой короля.

Итак, да будет вам известно, что жил в прежние времена один вдовый князь, который так дорожил своей единственной дочерью, будто ничего другого, кроме неё, не видел в целом мире. Для неё он держал искусную мастерицу, которая учила её вышивать тамбуром, плести кружева, искусно делать бахрому и строчку, и при этом выказывала ей такие тёплые чувства, что невозможно описать. Но вот отец женился в другой раз. И взял он за себя некую злую и коварную женщину, и, будто подстрекаемая дьяволом, начала эта проклятая женщина питать отвращение к падчерице, постоянно строить ей рожи да гримасы, да страшные глаза, так что бедная малышка всё время жаловалась мастерице на мачехины обиды, говоря ей: «Ах ты Боже мой, если бы не она, а ты могла быть мне мамочкой – ты, которая даёшь мне столько тепла и ласки!» И столько тянула она эту песню, что удалось-таки ей запустить мастерице муху в ухо, и та, ослеплённая неким бесёнком, однажды говорит ей: — Если будет тебе угодно поступить с этой дурной башкой так, как она с тобой, то я стану тебе матерью, а ты станешь мне вместо зрачка в глазу.

Еще не дав ей говорить, Цеццолла (так звали девушку) отвечала: — Прости меня, что прерываю твою речь. Знаю, как ты меня любишь, и потому молчи, довольно того, что ты сказала. Учи меня мастерству, а остальное сама сделаю. Ты пиши, а я подпишусь.

— Так давай же, – подхватила мастерица, – открой уши да хорошенько слушай, и станет твой хлеб белей, чем яблонев цвет. Как только пойдет отец из дому, скажи мачехе, что хочешь себе одежду из тех ветхих, что лежат в чулане в большом сундуке, чтобы сберечь те, что теперь на себе носишь. А она-то и рада видеть тебя всю в заплатах да в рванье. Откроет сундук, чтоб выбрать, что поплоше, а тебе скажет: «Придержи крышку». Пока будет рыться внутри, ты крышку-то и отпусти, чтобы упала со всей силы да шею ей и переломила. Когда это сделаешь, – а ты ведь знаешь, что отец твой на всё готов, хоть фальшивую деньгу бить, лишь бы только ты довольна была, – выпадет случай, когда он тебя приласкает, а ты у него и попроси, чтобы он взял меня в жёны. Сделаешь меня счастливой и будешь госпожой всей жизни моей.

Как услышала это Цеццолла, стал ей каждый час длиннее тысячи лет. И наконец удалось выполнить ей до точки всё, чему научила мастерица. И когда прошел траур по несчастной мачехе, стала Цеццолла жать отцу на все клавиши, чтобы женился на мастерице. Сперва князь почёл это за шутку, но дочка, как говорится, столько била плашмя, что пробила острием: потому что, в конце концов, согласился он на ее слова и, взяв в жены Кармозину (как звалась мастерица), устроил великое празднество. И вот, пока молодые наслаждались любовью, вышла Цеццолла на террасу в своем доме, и тут одна голубка, перелетев через каменную ограду, подлетела к ней и говорит: — Когда будет тебе в чём-то нужда, пошли кого-нибудь попросить об этом у голубки тех фей, что живут на острове Сардинии, и вскоре это получишь.

Новая мачеха дней пять или шесть окуривала Цеццоллу дымом ласки: и на почетное место её сажала, и вкусные кусочки ей подкладывала, и наряды лучшие на неё надевала, но прошло лишь немного времени, послала все эти любезности за дальнюю гору и до конца забыла оказанную ей услугу (о, горе душе, имеющей злую госпожу). А вместо того стала поднимать повыше своих шесть дочерей, которых до той поры таила, и так закрутила мужем, что он принял к сердцу падчериц и выкинул из сердца собственную дочь. Вплоть до того, что – сегодня сама отдашь, а завтра сыскать негде – перевели её из покоев на кухню, из-под балдахина – к очагу, от роскошных вещей золотых да шелковых – к тряпью, от скипетров – к вертелам, и не только положение ее переменилось, но даже имя, и вместо девушки Цеццоллы стали звать ее Кошкой-Золушкой.

Вышло так, что князю понадобилось отбыть в Сардинию по делам своего княжества. И стал он спрашивать, с первой до последней, у Империи, Каламиты, Фьореллы, Диаманты, Коломбины и Паскуареллы, то есть у всех шести своих падчериц, чего им хотелось, чтобы он привёз им оттуда в подарок. И одна попросила наряд, в чём в люди выходить, другая – убор для волос, третья – румян для лица, четвертая – безделушек всяких, чтоб время проводить: одна одно, другая другое. Наконец, после всех, будто в насмешку, сказал и дочери: «Ну а ты чего бы хотела?» А та отвечала: «Ничего, только скажи обо мне голубке тамошних фей, чтобы прислала мне чего-нибудь. Только если забудешь, то не сойти тебе с места ни вперед, ни назад. Держи, однако, в голове, что я тебе сказала, ибо что у кого на уме, тот то и делает».

Отправился князь в путь, уладил свои дела на Сардинии, купил всё, что просили у него падчерицы, а про Цеццоллу из головы и выпустил. Но когда сел в корабль и подняли парус, то не смог корабль выйти из порта. И думали, что сопротивные течения не дают ему выйти. Корабельщик, уже почти отчаявшись, в изнеможении лёг уснуть: и увидел во сне фею, которая сказала ему: — Знаешь, почему не можете вы из порта выйти? Потому что князь, что на борту у тебя, не исполнил слова, данного дочери: ни о ком не забыл, кроме той, что от крови и плоти его рождена.

Проснулся корабельщик, рассказал сон князю, и он, смущенный своей необязательностью, пошел в пещеру к феям и, рассказав им о дочери, попросил, чтобы они передали ей какой-нибудь гостинец. И тут выходит из пещеры девушка, красивая, словно знамя вознесённое, и говорит князю, что благодарна его дочке за добрую память и что ей дорога её признательность. И с этими словами даёт ему побег финиковой пальмы, золотую мотыжку, золотое ведерко и шёлковую салфетку – всё для того, чтобы посадить и возделать пальму. Удивленный такими дарами, князь распрощался с феей и отправился в свою страну. Здесь он одарил падчериц всем, что каждая из них просила, а после всех и дочери передал гостинцы, что послала фея. И Цеццолла с такой радостью, что разве из кожи вон не выпрыгивая, посадила пальму в красивый горшок и стала рыхлить землю и окапывать, утром и вечером поливать, салфеточкой шёлковой утирать – столь прилежно, что в четыре дня выросла пальма в рост женщины. И вышла из нее фея и говорит: «Скажи, чего тебе надобно?» И Цеццолла сказала, что хотела бы иногда выходить из дому, только лишь бы сёстры о том не проведали. И фея ей в ответ: — Как захочется тебе из дому выйти, зайди ко мне в горшок и скажи:


«Пальмочка моя золотая,
Мотыжкой золотой тебя я окапывала,
Из ведерка золотого тебя поливала,
Платочком шелковым утирала,
Сними с себя, надень на меня!»


А когда вернешься и захочешь раздеться, тот же стих повтори, только конец перемени: «Сними с меня, надень на себя!»

И вот настал день праздника. Вышли в свет мачехины дочки, все расфуфырены, наряжены, накрашены, все в завитушках, в побрякушках, в безделушках, надушены всеми цветками, лепестками, мимозами и розами. Тогда и Цеццолла вбежала скоренько в горшок, проговорила слова, что научила фея – и вышла вся разукрашенная, точно королева. И севши на коня – а следом двенадцать пажей, такие все опрятные да нарядные – поехала, куда поехали сестрицы. Ну и слюнки же у них изо рта потекли, как увидали они эту голубку ясную!

Но угодно было случаю, что привелось быть в том месте и королю. И он, увидев невероятную красоту Цеццоллы и оставшись весьма очарован ею, приказал самому верному слуге вызнать всё, что возможно, об этой красоте из красот: и кто она такова, и где обитает. И слуга не мешкая поехал за ней следом, но она, остерегаясь слежки, рассыпала за собой по дороге горсть золотых монет, которыми снабдила ее пальма на этот случай. И слуга, увидав золотые, выронил узду и стал наполнять руки да карманы монетами, а она мгновенно проскользнула в дом, где разделась так, как научила ее фея. А тут и эти чучела-сестрицы приехали и, чтобы ее поддеть, принялись ей рассказывать, где были и что видели. Тем временем и слуга вернулся к королю и тоже рассказал, как было дело с монетами. И разгорелся король великим гневом и говорит ему: «За пару грошей г...вённых ты своего господина желание продал! Но теперь любою ценой обязан ты разведать, кто есть сия прекрасная девица и в коем гнёздышке сей сладкий птенчик таится».

И настал другой праздник. И поехали сестрицы, все разнаряжены да напомажены, оставив бедную Золушку у очага. И сразу побежала она бегом к пальме и проговорила те слова, что и в первый раз. И вышла из пальмы целая куча придворных девушек: одна зеркало держит, другая воду подносит, третья – для кудрей завивку, четвертая – притиранья с румянами, пятая – шпильку для прически, шестая – с платьем спешит, седьмая – с венцом алмазным да с ожерельями. И, украсив её, словно солнце, посадили ее в карету, запряженную шестернёй, а на запятках стоят стремянные да пажи в ливреях. И, прибыв в то место, где был праздник, повергла она в великое изумление сердца сестриц, а в груди у короля разожгла сильнейшее пламя. А как поехала к себе и принялся слуга ее выслеживать, то, чтобы не дать себя догнать, разбросала она по дороге пригоршнями жемчужины и камни драгоценные, и пока человек тот остановился собирать их (ибо не таковы были те вещи, чтобы мимо пройти), она выручила время добраться до дому и переодеться, как и в прошлый раз. И приплелся слуга к королю, весь дрожа от страха, а тот говорит ему: — Клянусь душой всех умерших моих сродников, если ты мне ее не разыщешь, таких тебе колотушек задам и столько пинков в задницу получишь, сколько волос у тебя в бороде.

Настал, однако, и ещё праздник. И выехали сестрицы, а она снова к пальме, говоря стих волшебный. И разоделась в великолепие безмерное, и села в карету золотую со столькими слугами спереди и сзади, будто бы куртизанку именитую застали на прогулке и окружили стражи и сыщики. И когда распалила ревность сестриц, уехала, а слуга понесся следом за её каретой, точно нитка за иголкой. Она, видя, что он ни на шаг не отстаёт, кричит: «Ну-ка, подбавь жару, кучер!» – и помчалась карета во всю прыть, и так скоро неслась, что с ножки её слетела туфелька: и не видано было на свете штучки изящнее. Слуга, не сумевши догнать карету, что летела птицею, подобрал туфельку с земли и принёс королю, рассказав всё, как было.

Король взял в руки туфельку и говорит: — Если фундамент столь прекрасен, то каков же сам дворец! О дивный канделябр, на котором стояла свеча, воспламенившая меня! О треножник прекрасного сосуда, в котором кипит моя жизнь! О чудный поплавок, держащий леску Амура, которой уловлена моя душа! Вот я сжимаю, я лелею тебя в руках моих и, коль не смогу достать до вершины сего древа, буду обожать его корни! И, если не дотянусь до капители сей возвышенной колонны, буду лобызать основание! Ты была стелой белейшей на свете ножки, но теперь стала силком, где уловлено моё почерневшее от нетерпения сердце! На тебе высится эта пальма, что тиранствует над моей душой, но из тебя же растёт и моё наслаждение жизнью, от одного того, что смотрю на тебя, от того, что обладаю тобою!

И, сказав так, зовет он писаря, командует трубачу – и при громких звуках «ту-ту-ту!» – провозглашает указ, чтобы все женщины той страны сошлись на всеобщий праздник и на пир, который он затеял сотворить. И, когда настал назначенный день, о, милые мои, какое объедение, какое выдалось раздолье! Откуда понанесли столько творожных пирогов с цукатами апельсинными, пирогов с сырами благоуханными, откуда явились такие мяса тушёные, такие биточки зажаренные, откуда макарончики и пельмешечки! Да столько всего, что впору целое войско накормить!

Pic


Сошлись тут все женщины благородные и худородные, богатые и убогие, старые и малые, пригожие и безобразные, и, когда прихорошились, сколь могли, король, как возгласили ему здравицу, стал примерять туфельку то к одной, то к другой, и так по порядку ко всем приглашенным, глядя, кому она придется ровнехонько впору, чтобы по форме и размеру туфельки узнать и ту, которую он разыскивал. Но, не найдя ноги, к которой она хорошенько подошла бы, остался в огорчении. Однако, приказав всем молчать, он объявил: — Завтра все возвращайтесь опять на моё мученье, но, если любите меня, смотрите в оба, чтобы ни одна в дому не осталась, какая ни есть.

Тогда князь вспомнил и говорит: — Есть у меня дочка, да всегда сидит дома, следит за очагом, ибо слишком дурна собой и недостойна сидеть за столом Вашего Величества.

Король на это говорит: — Вот она-то и будет первой в списке, ибо такова моя королевская воля.

На том разошлись, а на следующий день опять воротились. И теперь вместе с дочками Кармозины пришла и Цеццолла. И король, только лишь увидав её, сразу сообразил, что она и есть, но сделал покуда вид, будто ни о чём не догадался. И, когда закончилась за столом молотьба яств, настало время пробовать туфельку. И не успели её поднести к ножке Цеццоллы, как она сама выскочила из рук и, словно живая, села на ножку этому расписному яичку Амура, как магнит притягивает железо. И король, лишь только увидев, подбежал, стиснул её в объятиях, посадил с собою под балдахин, увенчал короной и повелел, чтобы все воздали ей честь и поклонение, как своей королеве. А сестрицы, глядя на такое дело и лопаясь от зависти – ибо поистине утроба их не могла стерпеть такого сердечного надрыва – убрались подобру-поздорову домой к матушке, признав, хоть и против воли, что глуп, кто со звездами спорит.


В этом варианте сказки фигурируют вовсе не няня, а мастерица, и вовсе не волшебное деревце, а подаренная феей волшебная пальма. И не кричала Золушка на лошадей, совсем иначе было дело. И здесь упоминается изящная туфелька, а не обувь на чудовищной платформе.

Продолжение тут



— Золушка (продолжение)

— Слово о сказке




Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 116
Пользователей: 0


Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017