↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Четверг, 21. Июнь 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Наш общий дом — От наших корреспондентов

Роберт Рождественский. «Глыба» света, любви и таланта…

Автор: А. Озерова
Добавлено: 2018-02-02 16:21:32

+ - Размер шрифта

Pic
Поэт Роберт Рождественский
Фото: 24smi.org
Роберт Рождественский

«Сегодня мы вспоминаем о человеке, который не только испытал и пронес через всю жизнь любовь, созидающую, заповеданную Богом, но и в творчестве своём рассказал нам, как она может сжигать дотла или раскрыть перед человеком беспредельность мироздания, его высшие законы: «Теперь пою не я – любовь поет! И эта песня в мире эхом отдается!»

Именно этими строками 31 января 2018г. автор и ведущая Альбина Ларина открыла вечер памяти Р. Рождественского, организованный объединением «Raduga» e.V. и Еврейской общиной Лейпцига.

Эти строки Р. Рождественского, взятые, как эпиграф к вечеру, как нельзя лучше подходят к его жизни и творчеству.

Это стихотворение – одно из определяющих все творчество Р. Рождественского. Здесь, на этой зарисовке - все самые дорогие ему люди, его семья - те, кого он бесконечно любил и кем дорожил.


Роберт Рождественский - «Решительной эпохою разбуженный для славы и любви…». Его стихи, ставшие песнями, исполняют и сегодня замечательные артисты и музыканты. И для многих людей творчество Роберта Рождественского – это, в первую очередь, слова к замечательным песням из кинофильма «Семнадцать мгновений весны» или его «Ноктюрн», «Огромное небо» или незабываемое «Эхо любви, да и многие другие. Песни эти всегда узнаваемы, среди них не было поделок, заказных вещей – все он пропускал через свою душу и сердце. В его песнях – радость жизни, восторг любви, философские раздумья или тихая нежность.

Pic
Р. Рождественский с женой и дочерьми. 1990-е гг. на даче в Переделкино
Р. Рождественский с женой и дочерьми

Песен у него около 600 и большинство из них поют до сих пор, а это, согласитесь, похоже уже на билет в бессмертие. Но для многих из нас — это еще и трогательные по теплоте и душевности стихи и среди них «Монолог женщины» - удивительное по своей силе повествование о терпении, преданности и любви:


«Ночь пустынная. Слезы затемно. Тишина безответная...
Одиночество - наказание. А за что - я не ведаю...
Ночь окончится. Боль останется. День сначала закружится...
Одинокими не рождаются. Одиночеству учатся…»


Ровно 23 года назад, 19 августа 1994 года перестало биться сердце Р. Рождественского, оказавшегося куда современнее и актуальнее эпохи, в которой он жил. Поэт внес огромный вклад в реабилитацию многих литературных деятелей сталинской эпохи. Будучи секретарем Союза писателей СССР, он добился реабилитации Осипа Мандельштама, был председателем Комиссии по его литературному наследию, пробил открытие Дома-музея Марины Цветаевой в Москве. Кстати, именно Рождественский был составителем сборника стихов Высоцкого «Нерв» — это была его первая изданная в СССР книга (а название подсказано А. Киреевой, женой Роберта). Кому-то бы и этого вполне хватило, чтобы навеки остаться в истории русской словесности.

Кстати, теперь уже только его жена рассказала, как родилась идея знаменитых поэтических вечеров, навсегда определивших облик «оттепельного» времени: это случилось у них в шестиметровой полуподвальной комнате на улице Воровского, где собрались Твардовский, Смеляков и Светлов... и молодая поэтическая поросль.

«Когда мы с Робертом поженились, мы жили в подвале во дворе Союза писателей, на Воровского, 52. Там была коммунальная квартира, четыре семьи. Во дворе Союза писателей был и ресторан, который тогда размещался в небольшом закутке, и очень многие, недобрав, шли оттуда прямо к нам. Читали стихи, говорили о литературе, спорили».

Роб, как его называли домашние, для роли трибуна, казалось, и был создан — баскетбольного роста, с негритянскими вывернутыми губами, которые придают особую полетность звуку, с гривой волос... Когда он читал перед притихшими «Лужниками» или в Политехническом музее стихи, заикание его уходило, а самым первым критиком всегда была его Алла, Алла Борисовна Киреева, любовь к которой он пронёс через всю жизнь. Она была известным литературным критиком. Именно ей он посвящал все свои стихи о любви:


Алене:
Знаешь, я хочу, чтоб каждое слово
этого утреннего стихотворенья
вдруг потянулось к рукам твоим,
словно соскучившаяся ветка сирени.
Знаешь, я хочу, чтоб каждая строчка,
неожиданно вырвавшись из размера
и всю строфу
разрывая в клочья,
отозваться в сердце твоем сумела.
Знаешь,
я хочу, чтоб каждая буква
глядела бы на тебя влюбленно.
И была бы заполнена солнцем,
будто
капля росы на ладони клена.
Знаешь,
я хочу, чтоб февральская вьюга
покорно у ног твоих распласталась.

И хочу, чтобы мы любили друг друга
столько,
сколько нам жить осталось. 1973


Как им, таким разным, удалось сохранить семью, Алла Борисовна сама не может ответить. Рождественский – кумир поколения, поэт, обласканный советской властью, Киреева – бунтарь и правдоруб, всю жизнь ненавидевшая Коммунистическую партию и советский строй. «Робка действительно очень долго искренне доверял всему, что видел и слышал, потом долго сомневался… Прозрение его, мне кажется, его и убило» – вспоминала Киреева.

Роберт Рождественский и литературный критик Алла Киреева прожили вместе почти 41 год. Незадолго до смерти Роберт Иванович, который тяжело болел и уже практически не передвигался, отправил жене послание: «Милая, родная Аленушка! Впервые за 40 лет посылаю тебе письмо со второго этажа нашей дачи на первый этаж — значит, настало такое время. Я долго думал, чего бы тебе к этому (до сих пор не верю!) общему юбилею подарить, а потом стоящий на полке трехтомник увидел и даже от радости и благодарности к тебе засмеялся. Целое утро делал закладки к стихам, которые (аж с 53-го года!), так или иначе, имеют к тебе отношение... Ты — соавтор практически всего, что я написал».


«За шёпот и за крик, За вечность и за миг, За отгоревшую зарю,
За смех и за печаль, За тихое «прощай», За всё тебя благодарю.


Алла Киреева о Роберте: «Я знала, что многие нам завидуют, еще бы – столько лет вместе. Но если бы они знали, как мы счастливы, нас, наверное, сожгли бы на площади.

Самым большим врагом в моей жизни была я сама. Только теперь я понимаю, что могла бы быть гораздо мягче, терпимее, веселее. Я была слепа, не видела, что со всеми своими проблемами и комплексами Роберту нужна была я. И только я. И наши девочки. И моя мама. Она в нем души не чаяла, а он ее очень любил, посвящал ей стихи. Он был не только однолюбом, но и очень верным человеком, рыцарем, очень веселым, чего нельзя было сказать, не будучи с ним близко знакомым. Просыпался в прекрасном настроении, будто бы благодарный жизни за то, что она есть. Он напевал с самого утра, и, мне кажется, это настроение создавало особую ауру в доме, в наших душах, питало наш дом, наши мысли, наши дела. Жизнь с ним была праздником. И не только для меня – для всех.

Теперь, когда Роберта нет на земле, я корю себя за то, что мы так мало говорили, но ведь мы понимали друг друга без слов, и я не знаю никого, кто был так счастлив в браке, в любви, в понимании друг друга, как мы с Робертом. И когда рассказывают миф о двух половинках, я подозреваю, что это о нас. И когда говорят, что браки совершаются на небесах, я верю и в это. Каждый день я слышала: «Алка, я тебя люблю!». Я так привыкла к этим словам, что не могу поверить, что никогда (какое слово-то бесповоротное!) не услышу их снова. Но они звучат в ночи, заставляют меня просыпаться и не оставляют никакой надежды на сон…».


Прошло более 20-и лет, как Алла Киреева овдовела — за эти годы она, автор трех книжек, авторитетный критик, чьи оценки всегда были бескомпромиссны, а вкус безукоризнен, не написала ни строчки, а когда чувства и мысли переполняли, выплескивала их в живописи, которой увлеклась неожиданно для себя и окружающих, став даже в 70 лет «молодым художником».

Жизнь, которая вознесла Рождественского на самый верх, старательно рифмовала строчки из его биографии: его вместе с другими виновниками поэтического бума — Евтушенко, Вознесенским, Ахмадулиной и Окуджавой — готовы были носить на руках в 60-х. Сборники стихов — а их у Роберта около 70-ти — выходили тогда 100-тысячными тиражами и разлетались мгновенно: он умел говорить о великом просто – о любви, о стране, о человеке.

Поэт Вл. Соколов говорил: «Роберт обладал одним редким и прекрасным свойством – он был похож на свои стихи. Может показаться, что это легко и просто. Нет, это нелегко было в той атмосфере, которая всячески сопротивлялась этому прекрасному свойству поэта – естественности голоса и самобытности жеста».

А Юлиан Панич вспоминал: «Роберт практически выговорил и выдохнул все, что касается нашего поколения. И его непритязательная строчка «Пусть в летящих вагонах останется наше тепло…» очень точно определяет самое затаенное, с чем уходит наше поколение».

Стихи Рождественского звучали в песнях, ставших не только символом эпохи, но и символом целой страны, целого народа. И тем больнее для него позднее был разворот в общественном сознании, спад интереса к поэзии…. Нынешнего интеллектуального оскудения он не увидел, а под конец жизни с горькой иронией написал:


«Остаток терпенья колотится в левом боку
Все реже «Успею». И все невозможней «Смогу».
Все крохотней «Завтра». И все необъятней «Вчера».


Впрочем, в самоедство впадать Роберту Ивановичу не стоило, ибо песни на слова Роберта Рождественского пели и продолжают петь едва ли не все звёзды отечественной эстрады.

20 июня 1932 года в глухой алтайской деревушке родился Роберт Станиславович Петкевич, которого все мы знаем как поэта Роберта Рождественского. (В 2017г. был его 85-й юбилей). Его родной отец Станислав Петкевич по национальности поляк. В небольшой деревне Косиха был только один Роберт, с большой долей вероятности можно предположить, что и в ближайших деревнях мальчиков с таким именем не было. Нехарактерное для того времени имя досталось ему по прихоти работавшего в НКВД отца, который высоко ценил деятельность революционера Роберта Эйхе (впоследствии ставшего одним из организаторов сталинских репрессий).

Когда мальчику исполнилось 5 лет, родители развелись. Мать - Вера Павловна Фёдорова с пятилетним Робертом переехала в Омск, где перед самой войной окончила медицинский институт. Вскоре началась война. В её вихре закружило и Станислава Петкевича, призванного на фронт сразу же (он погиб в 1945 в Латвии, где и похоронен в братской могиле), мама ушла чуть позже.

После смерти бабушки в 1943-ем мальчик жил с родственниками — тётей и двоюродной сестрой. В 44-ом весной – неожиданная радость: мать приехала в отпуск на 6 дней. «Мать смеется. Плачет. Обнимает меня: «Вырос-то как, похудел-то как!... И снова плачет и смеется…». Какое-то время мальчик провел в детском доме, затем военное музыкальное училище, куда его с другом приняли, обнаружив музыкальный слух. И как писал позже Роберт: «9 мая 1945г. - во время знаменитого салюта – я в военной форме с другом был на Красной площади, которая казалась океаном какого-то исступленного счастья. С криками: «Качать победителей!» - на нас накинулась веселая и возбужденная толпа. Невзирая на наши вопли, что мы не воевали, нас все равно качнули, еще и еще!».

Летом сорок пятого приехали родители — мать и отчим - однополчанин Иван Рождественский — и увезли его с собой. Роберт был усыновлен офицером, у него появился отец, которого он сразу полюбил и получил отчество и фамилию отчима. С отчимом — военным офицером — они из алтайской деревушки уехали жить в Кёнигсберг, потом в Каунас, в Таганрог, Вену, и оказались, наконец, в Петрозаводске. Нелегко было этому застенчивому, с дефектом речи парню, знакомиться с новыми товарищами, быть вечным новичком.

Как раз в Петрозаводске из-под пера Рождественского начали выходить в 1950г. первые взрослые стихотворения, публиковавшиеся в городском журнале «На рубеже». В этом же году он делает попытку поступить в Московский Литературный институт, но его не приняли «за неспособность». Чтобы не терять время, Рождественский год учится в Петрозаводском университете, и на следующий год просто переводится в Литинститут. Молодой поэт сразу же окунулся в атмосферу литературных споров, коридорных дискуссий, дружеских застолий. Тогда здесь учились Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Расул Гамзатов, Григорий Бакланов, Владимир Соколов. С ними будущий поэт познакомился и подружился.

Здесь же в 1953 году, он встретил свою первую и единственную любовь, студентку отделения критики Аллу Кирееву, будущую жену, с которой прожил потом всю жизнь. Но сначала отчитал ее за курение на комсомольском бюро и допрорабатывался до того, что вскоре они отправились в ЗАКС. Ему было 21 год, а Алле 20.

В 1956 году Роберт Рождественский окончил Литинститут. Он объездил весь мир, и популярность его была огромная: книги расхватывались, творческие вечера при полных залах. Рождественский читал любому, кто умел и хотел слушать: от строителей БАМа до академиков, от физиков до лириков. Он чутко улавливало вызовы времени, другими еще не услышанные.

Тема войны из-за детских воспоминаний стала одной из ключевых в творчестве Рождественского. И как выплеск всего наболевшего, пережитого еще в детстве, явился его «Реквием», который в соединении с музыкой Д. Кабалевского, стал грандиозным событием:


«Вспомним всех поименно, Горем вспомним своим...
Это нужно - не мертвым! Это надо - живым!»…
Люди! Покуда сердца стучатся, — помните!
Какою ценой завоевано счастье, — пожалуйста, помните!»


Эти строки у нас знают все!

Печатался Рождественский в течение всего своего творческого пути много и легко. Произведения первой половины его жизни были исполнены гражданского пафоса и броских манифестов (по словам жены - с полной верой в написанное). Здесь и человеческие отношения, и трудности повседневной жизни, и радость бытия, и освоение космоса. Но со временем поэзия Рождественского становится всё более лиричной, она проникает в душу, взывая к лучшим человеческим чувствам. Может быть, поэтому его стихи быстро и легко становились песнями.

Юлиус Эдлис (Драматург и сценарист) так отозвался о Роберте:
«Тусовочным человеком Робка не был никогда, он очень рано отделился от всех. Может быть потому, что у него появился этот второй мир - мир песни. Музыка его многому научила: обострила слух, воспитала чувство краткости».

И кто только из композиторов не писал музыку к песням Роберта Рождественского. Среди наиболее известных Арно Бабаджанян, Марк Фрадкин, Давид Тухманов, Оскар Фельцман, Микаэл Таривердиев, Александра Пахмутова, Максим Дунаевский, Раймонд Паулс и десятки других.

Он был и остался поэтом, как о том свидетельствуют эти, при его жизни мало кому известные стихи. Когда читаешь эту подборку, смелость его не вызывает сомнений. А уж честность — прежде всего перед самим собой — просто криком кричит. Прочитайте «Юношу на площади» - более нелицеприятного автопортрета представить нельзя! В России гражданскому поэту пророком быть не столь уж трудно. И все-таки поражает точность, с которой Рождественский определяет болевые точки общества и государства:


«Время - в символах разобраться! Люди – винтики.
Люди – винтики…Сам я винтиком был. Старался! Был безропотным.
Еле видимым. Мне всю жизнь за это расплачиваться!...»


Такая вот поэтическая акупунктура, за которой огромное желание — вылечить. К концу жизни откровения даются многим, но не все способны ими распорядиться. Роберту Рождественскому этот дар был дан сполна. Вот они - «Стихи непрошедшего времени»:


«Я писал от радости шалея, о том, как мудро смотрят с мавзолея
На нас вожди «особого закала» (Я мало знал. И это помогало.)
Я усомниться в вере не пытался. Стихи прошли.
А стыд за них остался!».


В 1993 году Роберт Рождественский подписал нашумевшее «Письмо 42-х », под которым стоят подписи Алеся Адамовича, Беллы Ахмадулиной, Даниила Гранина, Юрия Нагибина и других представителей либеральной интеллигенции России, адресованное Борису Ельцину, с просьбой запретить коммунистические и националистические партии.


«Для человека национальность - и не заслуга, и не вина.
Если в стране утверждают иначе, значит, несчастна эта страна!».


Когда в 1990-м врачи поставили Роберту Ивановичу страшный диагноз, он старался не раскисать — не хотел расстраивать жену и дочерей. Бодрился, даже в шутку писал: «В мозгу у меня находится опухоль размером с куриное яйцо (интересно, кто ж это вывел курицу, несущую такие яйца?!.)», а Алла Борисовна ради него полгода пробивала бюрократические барьеры, до самого Горбачева дошла, но получила-таки у властей разрешение на обмен валюты и визу, чтобы прооперировать мужа в Париже. Эта самоотверженная женщина совершила почти невозможное — продлила поэту жизнь на четыре года. Тяжелобольной, он уединился в дачном посёлке Переделкино: и там написал одни из лучших своих стихотворений, которые составили проникнутый любовью к жизни сборник «Последние стихи Роберта Рождественского», опубликованный уже после смерти поэта, стихи, в которых прощался со всем, что так любил. Последние стихи:


«Вечер в озябшую ночь превратился. Быстро-то как…
Я озираюсь. Кого-то упрашиваю, как на торгах..
Молча подходит Это. Нестрашное… Быстро-то как…
Может быть, может быть, что-то успею я в самых последних строках!.. Быстро-то как! Быстро-то как…»


Юлиус Эдлис утверждал: «У Робки поразительно счастливо и гладко слагалась биография. Успел дождаться внуков, преданная жена – чудо природы, потому что, чтобы до такой степени жена жила мужем, это какой-то абсурд. И вдруг слагается трагическая судьба. И его «Последние стихи – это другой Рождественский. Он такой распахнутый, такой безбоязненный, ироничный и самокритичный, ничего себе не прощающий. Как ни странно. Но и как ни кощунственно, не умер поэт. Родился!»

Старшая дочь - Катерина Рождественская: «Отец ушел рано, и я не была готова к его смерти. Я и сейчас, спустя столько лет, не готова. И не буду готова никогда. Мы боролись за него пять лет. С первого дня, когда был поставлен диагноз, и до самого конца. Это была настоящая борьба. Были две операции, появилась надежда на выздоровление, а он не поверил. Мы вернулись в Москву, а он писал стихи и в каждом прощался с нами. Я до сих пор не могу их читать. И слушать не могу.

Шел август 94-го года. Отец слабел, угасал на глазах. Переделкино, раннее утро – отцу плохо, и вдруг: «Девочки, я вас люблю». Это были последние слова, которые он произнес… Его еле дотянули до «Скорой»… Когда в очередной раз скрипнула дверь реанимационной, вышел плачущий Леня Рошаль: «Знаете, у него было семь остановок сердца, и все семь раз нам удавалось его завести, восьмой – не вышло! Первый раз в моей практике я вижу такое: как будто кто-то удерживал его на этом свете!». Вот и все. А мне так хотелось, чтобы он еще побыл с нами… Еще бы годик, недельку, хотя бы минутку».


Из интервью с Аллой Киреевой:

Вопрос: — Это правда, что спустя несколько месяцев после его смерти вы на столе телеграмму нашли?

— Да, это просто, как удар было...: «ДОБРАЛСЯ НОРМАЛЬНО. ЗДЕСЬ СОВСЕМ НЕПЛОХО. НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ. ОЧЕНЬ СКУЧАЮ. РОБЕРТ — Оказалось, телеграмма 60-х годов...

Вопрос: — Мысленно иногда с ним беседуете? Вам его не хватает?

— Очень — я все время о нем думаю, но понимаю, что меня он не слышит… Сейчас мы с нашим домом чувствуем себя сиротами, брошенными, покинутыми. Хотя друзья говорят, что Роберт не уходил из нашего дома.

Вопрос: — Какие книги сейчас на столе вашем лежат?

— Самые разные, но как-то в последнее время в мемуары упала — они меня вполне устраивают. Только что Георгия Иванова прочитала — очень хорошая книжка, такая вкусная. Это 20-е годы, Петербург, Серебряный век — все ужасно похоже.

Вопрос:— Алла Борисовна, напоследок прошу вас самое любимое стихотворение Роберта Ивановича прочитать...

— Его любимое или мое?

— Ваше из написанного им...

— С таким голосом чтец из меня... (Берет в руки книгу и читает):


Тихо летят паутинные нити.
Солнце горит
на оконном стекле.
Что-то я делал не так —
Извините:
Жил я впервые
на этой земле.
Я ее только теперь
ощущаю.
К ней припадаю.
И ею клянусь...
И по-другому
прожить обещаю.
Если вернусь...
Но ведь я не вернусь…


В ночь на 15 мая 2015 года после тяжелой болезни умерла вдова Роберта Рождественского, Алла Киреева. Ей было 82 года.

Сегодня в писательский поселок Переделкино, где похоронен Р. Рождественский, в любой момент можно прийти к нему на могилу, положить цветы к каменной глыбе с высеченными его именем и фамилией: Роберт Рождественский. Для нас действительно он – «Глыба» света, любви и таланта.

А. Вознесенский о Роберте: «Он был человек искренний, чистый, полный доброты – вот что отличало его от всех нас. И в нем было чувство идеала. Это, пожалуй, единственный в литературе человек, который верил в то, что он пишет. Он был из цельного куска человек…».

Завершая вечер, ведущая Альбина Ларина сказала: «У Роберта Рождественского, почти как у всех значимых поэтов, судьба сложная и многостраничная: в ней были жажда и радость творчества и периоды умалчивания, тысячные залы и овации зрителей и к концу жизни угасание интереса к поэзии, любовь к своей стране, к ее истории и тяжкие раздумья, страшная болезнь и борьба с ней. И все же, его судьба не была трагичной: ведь он любил и был любим! А что есть выше и дороже этого! «Все начинается с любви….» - так провозгласил Р. Рождественский для себя и для нас!


На вечере прозвучали стихи Р. Рождественского, великолепно прочитанные актрисой Еленой Сероповой, видео самого Р. Рождественского и его семьи, песни на стихи поэта. Зрители высоко оценили представленный им рассказ, наградив актрису Е. Серопову и автора и ведущую Альбину Ларину продолжительными аплодисментами и цветами, пожелав успехов и дальнейшей плодотворной деятельности на этом поприще, и еще долго обменивались впечатлениями.




Оглавление   |  Вверх

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 118
Пользователей: 3

» Marina
» LD
» Admin

Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017