↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Суббота, 17. Ноябрь 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Клуб «Элита» — Музы великих…

Тринадцать лет Надежды. Петр Ильич Чайковский и Надежда фон Мекк

Автор: А. Ларина
Добавлено: 2014-03-22 09:47:26

+ - Размер шрифта

«Поэтическая прелесть любви в операх, увертюрах, симфониях Чайковского идет не от книг, не от пылкой фантазии. Это огонь, выбитый из души счастьем и страданием»
И.Ф. Куни

Pic
Чайковский Петр Ильич (1840-1893)
П.И. Чайковский

За тринадцать лет переписки Чайковского и фон Мекк слова её любви остались рассредоточены по гроссбуху писем, как мелкие цветочки для гербария, заложенные между страниц. Тринадцать лет их переписки, где одна сторона — любящая — высказывалась реже и сдержаннее, а вторая — дающая себя любить — была разговорчивее и словоохотливее, дали миру удивительное наследие.

Три книги излияний о погоде, быте, доходах, делах, урожаях, путешествиях, музыке, болезнях, проблемах, три тома жалоб на мизантропию, невезение, непонимание, безденежье, эгоизм окружающих, три фолианта обид, восторгов, злости, нежности, благодарностей, призывов и восклицаний. Тринадцать лет эмоций, спрессованных в трёхтомник.

Надежда Филаретовна фон Мекк, загадочная фигура в русском искусстве… Не муза, не любовница, не жена. Она жила музыкой, его жизнь и была музыкой…

Без любви жить нельзя — даже если тебе 44 года, у тебя 11 детей и на твоих плечах лежит огромное хозяйство: дома и имения, заводы и частные железные дороги. Покойный муж Надежды Филаретовны фон Мекк оставил ей огромное наследство, и она управляла им твердой рукой. Железные дороги работали как и прежде, заводы и имения приносили прибыль, банковские счета и пакеты акций прирастали, а Надежда Филаретовна смертельно скучала, радость ей приносила только музыка...

Она не любила Петербург, предпочитала ему Москву. Особняк на Рождественском бульваре, бывшая городская усадьба Фонвизиных, был огромен, как дворец, — в нем удобно размещались и она, и дети, и вся ее небольшая свита из управляющих, секретарей и музыкантов. Надежда Филаретовна жила музыкой — та заменяла ей любовь, которой она никогда не знала. Ее отец рано овдовел: довольно богатый человек, скрипач-виртуоз, он сам занимался воспитанием дочери, часто брал ее с собой в путешествия по Европе — еще маленькой она привыкла к незнакомым городам, поездам и гостиницам. С тех пор у Надежды Филаретовны и появилась охота к перемене мест, не дававшая ей покоя вплоть до глубокой старости.

Pic
Надежда Филаретовна фон Мек
Надежда Филаретовна
Ее рано выдали замуж— ей только-только исполнилось 17. Муж, Карл фон Мекк
Карл Федорович (Карл Отто Георг) фон Мекк
(Karl Otto Georg von Meck. 1821-1876)
, обрусевший немец из остзейских баронов, был недурен собой, мягок, занимал неплохую должность в путевом ведомстве — но ей хотелось большего.


Муж Надежды Филаретовны был толковым специалистом, а вот энергии ему недоставало — ну да не беда, это могла возместить ее воля… Карл фон Мекк подал в отставку и пустился в коммерческие обороты, а за его спиной стояла она. Им везло: он создал Московско-Рязанскую линию, железные дороги до Киева и Курска и стал их владельцем. Теперь его считали одним из самых богатых людей страны: семейство фон Мекк взяло в свои руки взяло в свои руки монополию на перевозку зерна из южных, хлебородных губерний.

Карл фон Мекк с трудом привыкал к своей новой роли, он боготворил заставившую eго вступить на этот путь жену. Надежде Филаретовне ни в чем не было отказа: драгоценности и платья, ее любимые зарубежные поездки в личном, украшенном фамильным гербом вагоне, жизнь в лучших гостиницах. Жена железнодорожного короля вела хозяйство, рожала детей и тут же передавала их кормилицам, няням и воспитательницам, чтобы заботливо приглядывать за семейным бизнесом — она не слишком доверяла способностям Карла. Потом он скоропостижно умер, и баронесса осталась одна.

Прошло несколько лет, дети подрастали, состояние увеличивалось. С каждым прожитым годом сильнее становилась тоска: мужа она не любила, но была ему верна, другой мужчина в ее жизни так и не появился. И вот ей уже под пятьдесят, красота проходит, впереди всего несколько лет, за ними отвратительным призраком встает старость. Надо смотреть правде в глаза — все ушло, ей никогда не встретить своего человека... Каждый избывает беду по-своему — Надежда Филаретовна делала это за роялем.

Pic
Петр Ильич Чайковский. 1863 – 64гг.
Петр Ильич Чайковский

Она нежно любила, тонко чувствовала музыку и великолепно владела инструментом. Играя, баронесса уносилась в другой мир и вставала из-за рояля обновленная. Около нее постоянно кормился какой-нибудь талантливый музыкант, выполнявший доходные и необременительные обязанности. В 1876-м году им был Иосиф Котек, у него-то Надежда Филаретовна и принялась выспрашивать о преподавателе Московской консерватории Петре Чайковском: его симфоническая фантазия «Буря» произвела на нее огромное впечатление.

Кто он? Из какой семьи? Богат или беден? Котек подробно ей отвечает, но Надежде Филаретовне не нравятся звучащие в его голосе нотки. Котек обстоятелен, но ей кажется, что он что-то недоговаривает.

Через несколько дней в руки Надежды Филаретовны попадает новая вещь Чайковского — она играет ее до самозабвения и выходит из кабинета с сияющим лицом, помолодевшая лет на десять. Теперь она точно знает, что ей надо познакомиться с этим человеком, — и баронесса пишет Чайковскому письмо, заказывает аранжировку. Ее просьба выполнена в срок, ноты сопровождает милый и почтительный ответ. Баронесса делает новый заказ, сопровождая его письмом: «...Хотелось бы мне много сказать о моем фантастическом отношении к Вам, да боюсь отнимать у Вас время. Это отношение дорого мне как самое лучшее, самое высокое из всех чувств, возможных в человеческой натуре...»

Скоро Надежде Филаретовне приносят перевязанный шелковой лентой пакет: музыка восхитительна, письмо Чайковского тоже приходится ей по душе: «...Напрасно Вы не захотели сказать мне всего того, что думалось... Это было бы мне чрезвычайно интересно и приятно. Хотя бы и оттого только, что и я преисполнен самых симпатических чувств к вам...»

П.И. Чайковский. Биография


П.И. Чайковский родился 25 апреля 1840 года в селении при Камско-Воткинском заводе Вятской губернии (ныне город Воткинск, Удмуртия). Чайковский происходил от православных шляхтичей Кременчугского уезда и был потомком известного на Украине казачьего рода Чаек.

Семейное предание утверждало, что его прадед Федор Афанасьевич Чайка (1695—1767) участвовал в Полтавской битве, и умер в чине сотника «от ран». Дед композитора, Пётр Федорович Чайка, учился в Киево-Могилянской академии, где он «облагородил» свою фамилию, на Чайковского. В 1769 г. перевелся в Санкт-Петербургский военно-сухопутный госпиталь и женился на 25-летней Анастасии Степановне Посоховой, незадолго перед тем лишившейся отца (ее отец, подпоручик, погиб под Кунгуром в стычке с пугачевцами; семейное предание назвало его комендантом Кунгура, якобы повешенным Пугачевым).

Илья Петрович (1795—1880), отец композитора, был десятым ребёнком. Он, окончив Горный кадетский корпус в Петербурге, был зачислен на службу в Департамент горных и соляных дел. Илья Петрович был выдающимся русским инженером. В 1833 году женился на 20-летней Александре Андреевне Ассиер (1813-1854), внучке французского скульптора Мишеля-Виктора Асье (Michel Victor Acier[4]), моделиста фарфоровой мануфактуры в Мейсене (Саксония), и дочери крупного таможенного чиновника Андрея Михайловича (Михаэля-Генриха-Максимилиана) Ассиера, приехавшего в Россию в качестве учителя французского и немецкого языка и в 1800 г. принявшего русское подданство. Пётр был вторым ребёнком в семье: в 1838 году родился его старший брат Николай, в 1842 году — сестра Александра (в замужестве Давыдова) и Ипполит. Братья-близнецы Анатолий и Модест появились на свет в 1850 году.

Pic
Петр Ильич Чайковский в молодости
Петр Ильич Чайковский

Родители Петра Ильича любили музыку. Его мать играла на фортепиано и пела, в доме стоял механический орган — оркестрина, в исполнении которого маленький Пётр впервые услышал «Дон Жуана» Моцарта. С 16 лет он начал уделять большее внимание музыке, занимаясь у известного педагога Луиджи Пиччоли; затем наставником будущего композитора стал Рудольф Кюндингер.

Окончив училище правоведения в 1859 году, Чайковский получил чин титулярного советника и начал работать в Министерстве юстиции. В свободное от службы время посещал оперный театр, где на него сильное впечатление оказывали постановки опер Моцарта и Глинки.

В 1861 году поступил в Музыкальные классы Русского музыкального общества (РМО), а после преобразования их в 1862 году в Петербургскую консерваторию стал одним из первых её студентов по классу композиции.

Его учителями в консерватории были Николай Иванович Заремба (теория музыки) и Антон Григорьевич Рубинштейн (оркестровка). По настоянию последнего он бросил службу и целиком отдался музыке. В 1865 году окончил курс консерватории с большой серебряной медалью, написав кантату на оду Шиллера «К радости»; другие его консерваторские работы — увертюра к пьесе Островского «Гроза» и танцы сенных девушек, включённые впоследствии в оперу «Воевода».

По окончании консерватории, по приглашению Николая Рубинштейна, Петр Ильич переехал в Москву, где получил место профессора классов свободного сочинения, гармонии, теории и инструментовки в только что основанной консерватории.

Он был холост и небогат, его отец, горный инженер, больших денег не выслужил, запутался в делах и сейчас жил уже на иждивении детей: Ипполит и Николай прочно стоят на ногах, а Модест и Анатолий вытягивают деньги из композитора. Чайковский непрактичен и непредусмотрителен, у него большие долги. Он болезненно застенчив, кланяться публике выходит на подкашивающихся ногах, тушуется в обществе, стесняется женщин. Странный человек и при том очень милый: робкий, восторженный, увлекающийся. Ему надо писать, по времени на это остается все меньше — его отбирают преподавание в консерватории и зарабатывание денег...


Pic
Портрет П.И Чайковского с дарственной надписью Надежде фон Мекк. «Милый, дорогой мой друг...»
Портрет П.И Чайковского

Какого цвета у него глаза? Каков тембр голоса? Как он отнесется к тому, что она предложит ему помощь? Баронесса давно собиралась найти талантливого музыканта, которому могла бы помогать. Она освободит его от всех будничных забот, назначит ему достойное содержание — и Чайковский прославит ее имя... А впрочем, нет — для нее важнее иное. Надежда фон Мекк никогда не знала, что такое плотское счастье, — милый и обходительный муж оставлял ее холодной. Зато она верит в духовное слияние, в идеальный мистический брак, когда две родственные души сливаются в музыке. Она даст Чайковскому деньги, свободу, независимость и по возможности станет им руководить, его произведения тогда будут принадлежать и ей. В эти дни баронесса фон Мекк почувствовала, что к ней снова вернулся смысл жизни. На ее столе появляется фотография Чайковского, и она смотрит на нее, пытаясь представить, какой он в жизни.

Баронесса — виртуозная исполнительница, но дара творчества лишена; присвоив композитора, она сделает его музыку своей. Так она чувствует, а думает о том, что облагодетельствовать такого человека, как Чайковский, для нее честь.

Она предлагает Чайковскому щедрое содержание: 6000 рублей в год. Для нее это мелочь, а на самом деле — целое состояние, такие деньги в Российской империи получают генералы. Надежда Филаретовна боится отказа, но вскоре приходит ответ — Чайковский согласен на ее предложение, он тронут вниманием и рассыпается в благодарностях. Так началась их долгая, тринадцатилетняя переписка, мало-помалу ставшая главным в ее жизни. Вскоре их отношения выдержали первое испытание: то, как тяжело она его перенесла, сказало ей о многом. Надежда Филаретовна никогда не любила и не понимала, что означают ее теперешние переживания. Странная растерянность, робость перед тем, как распечатать конверт с ответом Чайковского, боязнь огласки — вдруг ее осмеют? А ну как покажется ему навязчивой? Баронесса фон Мекк влюбилась, но пока что об этом не догадывалась.

В июле 1877 года Чайковский пропал — он перестал ей отвечать, верный Котек не знал, что с ним происходит. Потом пришло письмо, поразившее се до глубины души: маэстро писал, что его долго донимала своими посланиями молодая поклонница. Наконец он решил с ней встретиться, та призналась ему в заочной, страстной, доводящей ее до безумия любви, и Чайковский решил на ней жениться...

Pic
П.И. Чайковский с женой Антониной Ивановной (урожденной Милюковой). Июль 1877 г.
П.И. Чайковский с женой

Чайковский писал о том, что отец давно просил его жениться, и он выполнил его просьбу — но сразу после венчания почувствовал к своей жене величайшее отвращение. Она к нему очень нежна, старается быть милой, осыпает его ласками, но от этого делается только хуже. Ему неприятно в ней все, и он не знает, что с этим делать... Баронесса ответила приветливым и спокойным посланием, между строк которого сквозило удовлетворение: она предполагала, что брак ее друга долго не протянет, но не думала, что это случится так скоро.

Надежда Филаретовна была вне себя. Окрутившая композитора мерзавка сперва полюбила музыку, а уж потом человека? Но это же она, баронесса фон Мекк! Чайковский должен принадлежать ей, а не нищей, великовозрастной дуре, в 29 лет сидящей в девках! Баронесса справилась с собой, поборола ярость и ответила Чайковскому любезным письмом. Жизнь давно научила ее смирять первое чувство и совершать поступки не сразу, а по здравом размышлении. Это сработало и на этот раз: вскоре ей пришло отчаянное, полное ужаса письмо - читая его, она испытывала искреннее удовольствие.

Уехав от жены в Петербург, к брату Анатолию, Чайковский свалился в нервной горячке. Тот до смерти перепугался и взял на себя все заботы по утомительным переговорам с Антониной Чайковской, и слышать не желавшей о расставании с мужем. Баронесса и тут пришла на помощь: она готова увеличить пенсию, чтобы эта женщина оставила ее личного гения в покое. Ей не хотелось думать о том, почему Чайковский так быстро остыл к жене: может, он оказался несостоятелен как мужчина? А может быть, дело в том, что семейная жизнь с ее горшками и пустыми хлопотами своей грубостью сразу же оттолкнула питомца муз? Она об этом не задумывается: главное, чтобы Чайковский принадлежал только ей.

Но Надежде Филаретовне и в голову не приходит попросить его о встрече — ей больше правится сохраняющаяся между ними дистанция. Она боится взгляда глаза в глаза и вежливых разговоров ни о чем: неизбежный при личном общении словесный мусор может испортить отношения. Свидания избегает и Чайковский: они пишут друг другу все чаще, становясь все более откровенны, и так привыкают к этим письмам, что больше не могут без них обходиться, — но увидеться не хотят. Надежда фон Мекк старше Чайковского почти на 10 лет, он нелюдим и смертельно боится женщин — они не хотят разочаровать друг друга. Во всяком случае так думает сама баронесса: Чайковский остается для нее загадкой, и она придумывает его, как писатель роман.

Надежда фон Мекк


Надежда фон Мекк не умеет быть мягкой. Детей она держит на расстоянии вытянутой руки — все они воспитаны в строгости, жен и мужей им она подбирает сама. Сыновья ее огорчают — ни один из них не унаследовал ее жесткости и воли: и Максимилиан, и Александр, и Николай, и Владимир, и Михаил пошли в отца. Та же любовь к удовольствиям, та же готовность подчиниться чужой воле. Надежда Филаретовна с ужасом думает, что, женившись, те станут подкаблучниками, и тогда она навсегда потеряет над ними власть, семейное состояние уплывет в чужие руки.

Дочь Милочка — очаровательная, легкомысленная хохотушка, кому-нибудь очень с ней повезет. А серьезную, немногословную Юлию баронесса растила для себя — она должна остаться в девках, жить с матерью и скрашивать ее старость.

Материнская нежность, которой были обделены дети, достается Чайковскому: баронесса упрашивает его приехать в ее имение Семаки, окруженное тенистым садом и стоящее над речкой, там будет удобно работать.

В Семаках состоится их свидание, во время которого она так и не увидит своего друга: Надежда Филаретовна отметила именины сына Александра в саду имения — были танцы и фейерверк, она надела свое лучшее платье и любимые драгоценности. Приглашение получил и Чайковский: если ему неприятна публика — так пусть он посмотрит на их семейное торжество хотя бы со стороны.

Гремит музыка, взлетает фейерверк, она кружится в вальсе и чувствует, что все еще хороша, несмотря на свои 48 лет. А то, что из-за деревьев на нее наверняка глядит любимый композитор, придает ее чувствам особую остроту. Друг видит, как блестят ее глаза, слышит, как звонко она смеется, — есть ли на свете большее наслаждение? На следующий день Чайковский прислал ей очень милое письмо: он рассыпался в благодарностях, и фон Мекк поняла, что ей делать.

С тех пор она стала пытаться залучить его в свой московский дом или усадьбу в Браилове, разумеется, когда она и ее домочадцы оттуда уезжали. К услугам композитора были особняк и поместье с вышколенной, угадывающей любое желание прислугой. Надежда Филаретовна наслаждалась мыслью о том, что гений живет в ее стенах, пользуется ее вещами, и, вернувшись под свой кров, она будет спать на тех же простынях и подушках, что и Чайковский.

Однажды в Браилове они столкнулись во время прогулки: фон Мекк сидела в коляске рядом с дочерью, Чайковский тоже был в экипаже. Оба окаменели: он неловко поклонился, она, красная как рак, с бешено колотящимся сердцем, ответила — и не могла прийти в себя еще очень долго после того, как коляска Чайковского скрылась за поворотом лесной дороги.


Причуда перетекла в любовь, становясь все более сильной, и мало-помалу превращаясь в серьезную, забирающую все ее душевные силы болезнь. Играя четырехручное переложение для фортепиано Четвертой симфонии Чайковского, Надежда Филаретовна рыдает от восторга, а покончив с музыкой, тут же садится за письмо: «...Я играю — не наиграюсь, не могу наслушаться... Эти божественные звуки охватывают все мое существо, возбуждают нервы... Я эти две ночи провожу без сна, в каком-то горячечном бреду, и с пяти часов утра уже совсем не смыкаю глаз, а как встаю наутро, так думаю, как бы скорее опять сесть играть... Знаете ли, что я ревную Вас самым непозволительным образом, как женщина — любимого человека.

Знаете ли, что когда Вы женились, мне было ужасно тяжело, у меня как будто оторвалось что-то от сердца...»


Это настоящее признание, но в ответ баронесса получает безупречно выдержанное, почтительное и предельно уклончивое письмо. Композитор сообщает, что его любовь к ней так сильна, что он может выразить ее только музыкально.

Надежда Филаретовна ощущала себя глубоко униженной: неужели она не заслужила хотя бы одного живого слова, неужто Чайковский не чувствует к ней ничего, кроме вежливой благодарности?

Баронесса ... подходит к трюмо. В зеркале видна немолодая женщина — под кружевными бретельками ночной рубашки худые, костлявые плечи. Время обошлось с ней безжалостно: некогда прелестное лицо стало похоже на трагическую маску — нос напоминает клюв хищной птицы, щеки запали, из-под морщинистых век остро смотрят красные от постоянного сидения над деловыми бумагами глаза. Лучше принять случившееся как должное: возлюбленной композитора ей не стать — значит, надо оставаться его музой... И пусть финансовые дела семейства фон Мекк не так хороши, как несколько лет назад, на Чайковского она всегда найдет деньги. Что ей эти несколько тысяч в год, когда счет убыткам идет на миллионы?

Pic
Надежда фон Мек
Надежда фон Мек

Заперев деловые бумаги в ящик бюро, Надежда Филаретовна встает и идет к роялю: пусть так, но ее будут вспоминать вместе с Чайковским. Баронесса кладет руки на клавиши, берет первый аккорд Четвертой симфонии... Чайковский оказался самой удачной из ее инвестиций — хотя теперь она все чаще думает о нем с раздражением.

Чайковский не может без нее обойтись. Он то и дело просит ее прислать причитающуюся ему «бюджетную сумму» раньше времени. Композитор постоянно в нее не укладывается, просит еще — и получает свое: эти несколько тысяч ничего для нее не значат, для того чтобы спасти ее империю, нужны миллионы. За эти деньги она купила Чайковскому свободу: он избавился от преподавания, от тяготившей его рутины и начал писать. Инвестиции себя оправдали — ее композитор сделал карьеру. С того времени, когда она заказала ему первую аранжировку, прошло много лет — теперь он известен во всем мире, ему рукоплещут в Европе, его зовут на гастроли в США. Чайковского ласкает двор: Александр III называет себя его поклонником, дарит ему бриллиантовый перстень, назначает пенсию. Она меньше тех денег, что Чайковский получает от нее, но все равно это бесит баронессу — петербургский свет рвет композитора на части, в его письмах появились новые, тревожные ноты. Он жалуется на то, что его забросали приглашениями. Что у него ни на что не остается времени — надо принимать и отдавать визиты. Но Надежде Филаретовне кажется, что ее друг необыкновенно доволен собой: она дала ему крылья, он взлетел, и теперь ей за ним уже не угнаться.

Чайковский покупает дом в Клину, и это тоже ей не нравится. Зачем ему дом? Она всегда ему рада, в любом из ее владений его ждут теплый прием и внимательный уход, там ему будет лучше.

Pic
Дом – музей в Клину
Дом – музей в Клину

Изысканный стол, внимательная прислуга — она присмотрит за всем со стороны, ее люди предугадают любую прихоть дорогого гостя. Так нет же — он прячется от нее в собственное гнездо, к которому она не имеет отношения. И что значат постоянно встречающиеся в письмах Чайковского упоминания об его молодом слуге и воспитаннике Алеше Софронове? Он то и дело о нем говорит, а когда Алеше приходится пойти в армию, ее друг теряет способность здраво рассуждать: ему кажется, что небо упало на землю и мальчик пропадет в казармах. Баронесса делает вид, что ничего не замечает, вежливо соглашается, сочувствует Алеше и вспоминает сплетни и скверные анекдоты, до которых падок муж ее дочери Милочки, князь Ширинский.

Дурные люди говорят об оргиях мужеложцев, о том, что к ним имел отношение друг Чайковского, знаменитый пианист и дирижер, создатель Московской консерватории Николай Рубинштейн. К тайному клану якобы причастен и член императорской фамилии, племянник государя, великий князь Константин Романов — он талантливый поэт, пианист-любитель и ценитель муз, Чайковский пользуется его покровительством...

Да, тот самый Н. Рубинштейн, который расстроил предполагаемый брак П.И. Чайковского и Дезире Арто.

Дезире Арто

Pic

«Дезире - примадонна Парижской Оперы, ученица Полины Виардо, обладала прекрасным голосом, позволявшим ей впоследствии исполнять партии меццо-сопрано, драматического и лирико-колоратурного сопрано. Чайковский услышал Дезире Арто в опере Россини «Отелло» в 1868 году, и она пленила его своим пением, артистическим обаянием и женственностью. Он сделал ей предложение, состоялась помолвка. Однако московские друзья Петра Ильича предприняли хитрые и ловкие шаги, что сватовство расстроить. Пред отъездом Дезире на гастроли у нее побывал Николай Рубинштейн, после разговора с которым певица отправилась на вокзал с совершенно потерянным лицом… А затем неожиданно для Чайковского она решила его оставить. 1868 год закончился для композитора крушением всех надежд, глубоким разочарованием, что и выразилось в его романсе:


«Нет, только тот, кто знал свиданья жажду,
Поймет, как я страдал и как я стражду…»


Понял ли Чайковский истинную причину «вероломства» своей невесты, догадался ли о ней? Но необычайное преклонение перед Дезире как великолепной артисткой, гениальной певицей, очаровательной женщиной осталось в е навсегда. Будучи в Германии чрез много лет, Чайковский встретится с Дезире и напишет для нее шесть романсов на стихи французских поэтов. Музыка каждого из них наполнена необычайной теплотой, задушевной искренностью светлого чувства…». Чайковский закодировал её имя в текстах «Концерта для фортепиано с оркестром № 1» и симфонической поэмы «Фатум».


Надежда Филаретовна боится додумать эту мысль до конца, но волей-неволей к ней возвращается. Чайковский всю жизнь чурается женщин, сразу после брака жена стала вызывать у него непреодолимое физическое отвращение — не после того ли, как она попыталась осуществить свои супружеские права? Зато к детям и юношам, глухонемому мальчику Коле, которого воспитывает его брат, своему племяннику Бобу, Владимиру Давыдову, он необыкновенно нежен... .Баронесса фон Мекк начинает подозревать, что много лет подряд смыслом ее жизни был человек, которого она неверно придумала. Это настоящий крах — но, может быть, все не так страшно, как ей начинает казаться?

Но жизнь разваливалась на глазах, одновременно с этим таяло и ее состояние. Она сопротивлялась разорению, как могла: продала огромное имение в Браилове, а на вырученные деньги купила усадьбу в Плещееве, дом в Ницце и замок Людовика XIII Бель Эр в Индр Э Луар. Надежда Филаретовна старела и теряла хватку, а окружающая жизнь менялась, и она не могла к этому приспособиться. Ей стало казаться, что от нее навсегда ушла удача. Баронесса все чаще ловила себя на том, что начинает ненавидеть Чайковского.

И она отправила Чайковскому сухое письмо. Сообщила, что, по обстоятельствам, от нее не зависящим, вынуждена прекратить субсидию, а потом оборвала и переписку. Чайковский пытался восстановить отношения, писал ее зятю Пахульскому, что он всегда относился к Надежде Филаретовне, как к идеальному человеку, полубогине, что ее решение унизило его, как ничто иное... Но она была непреклонна. Баронесса фон Мекк навсегда оставила Россию — свой век она доживала в Ницце, рядом с теми, кто, подобно ей, стал собственной тенью, вышел в тираж. Теперь она чувствовала себя старухой, почти разоренной, не знающей, как быть с отбившимися от рук и пускающими на ветер остатки состояния детьми. А за горизонтом, в большом мире, процветал Он, удачливый и самодовольный, знаменитый, обласканный двором, прессой и публикой. Чужой — но при этом живущий на ее деньги.

Спустя время она узнала о смерти Чайковского. Надежда Филаретовна часто думала о том, как это случилось. Во время эпидемии холеры он выпил стакан некипяченой воды в ресторане, заразился и умер — какая ужасная, трагическая небрежность! Но она знала, что перед этим в обществе ходили слухи о непозволительных связях Чайковского, что назревал связанный с ним скандал, и поговаривали даже о суде чести, а то и об уголовном суде. Так не было ли это самоубийством? Возможно, он, так и не сумевший избавиться от своей застенчивости, побоялся грязного шума, которым могла бы сопровождаться его смерть? Вдруг Чайковский решил уйти тихо, через черный ход? Да и был ли он на самом деле, этот стакан некипяченой воды? Ведь во время похорон Чайковский лежал в открытом гробу, и прощавшиеся целовали его в губы — это покойника-то, скончавшегося от холеры! Так, может, его погубила не холера, а яд?

Баронесса шла по залитой солнцем нарядной улице мимо беззаботно фланирующей публики и думала о том, кем был покойный и чем для него стала она. Она не знала, что последними словами находившегося в предсмертной агонии Чайковского было ее имя. Чайковского она пережила только на три месяца».

***

После того, как исследователей начали пускать в закрытые архивы, жизнь Петра Ильича предстала перед нами совершенно в ином свете. Валерий Соколов проделал уникальную работу, опубликовав все то, что было вычеркнуто цензорами из писем и дневников Чайковского. Оказалось, например, что редактированию и купированию в общей сложности подверглись 248 писем композитора, в основном адресованных братьям Модесту и Анатолию. И во всех этих посланиях кипели любовные страсти.

В.С. Соколов отмечает, что в 70-е годы Чайковский страдал от своих сексуальных наклонностей и пытался бороться с ними, однако в последнее десятилетие его жизни, «было найдено счастливое душевное равновесие — после бесплодных попыток борьбы со своей природой: «…после истории с женитьбой, я, наконец, начинаю понимать, что ничего нет бесплоднее, как хотеть быть не тем, чем я есть по своей природе» — пишет Чайковский брату Анатолию 13/25 февраля 1878 г.

Размышляя об этом, журналист Сергей Невский пишет: «Всё, что мы знаем о Чайковском, заставляет предполагать, что он /artikel/eliteclub/musa/Tchaikovsky/06s.jpgболее страдал сам, чем приносил кому-то alt= страдания…»

После смерти Чайковского возник слух о его «скрытом самоубийстве» якобы в страхе перед преследованием за гомосексуализм. Н.Н. Берберова отмечает распространение этих слухов в эмиграции и считает, что их распространяло потомство Н.А. Римского-Корсакова. В 1980-х гг. легенду поддержали публикации эмигрировавшей в США советского музыковеда А.А. Орловой, ссылавшейся на сведения, якобы слышанные от людей старшего поколения. Согласно легенде, Чайковский выпил мышьяк (симптомы отравления которым схожи с холерными) по приговору «суда чести» своих однокашников по Училищу правоведения, которые возмутились его домогательствами к малолетнему племяннику близкого к царю графа Стенбок-Фермора (что спровоцировало жалобу царю) и потребовали от него покончить с собой во имя чести Училища и во избежание публичного скандала и уголовного наказания.

Масла в огонь добавило еще одно странное совпадение. Незадолго до смерти Петр Ильич закончил шестую симфонию, трагический финал которой многие восприняли как прощание автора с жизнью.

Эту легенду специально разобрал и опроверг сотрудник Йельского университета Александр Познанский. А. Познанский считается одним из самых авторитетных исследователей жизни и творчества великого композитора. Он опровергает легенду как подробно известной хронологией последних дней Чайковского, так и теми соображениями, что на гомосексуализм в российских верхах смотрели в высшей степени снисходительно (тем более что таковыми были и некоторые члены императорской фамилии), а Училище правоведения, выпускники которого якобы возмутились гомосексуализмом Чайковского, было широко известно своими гомосексуальными нравами.

Pic
Надгробие на могиле
П.И. Чайковского
Надгробие на могиле П.И. Чайковского

Недавно вышла в свет его книга «Смерть Чайковского», рассказывающая обо всех обстоятельствах этого трагического события: самое главное, не ясен мотив «самоубийства». У Чайковского не было никаких причин накладывать на себя руки осенью 1893 года. В это время он достиг пика популярности в России, получил мировое признание. Имел высочайшее покровительство Александра III, который назначил ему пожизненную пенсию. Строил далеко идущие жизненные планы. В его переписке и дневниках нет ни малейшего намека на тяжелый кризис или состояние глубокого отчаяния, способное толкнуть человека на отчаянный шаг.

Чайковского пытались лечить четыре врача. А поскольку холера имеет очень яркие признаки, перепутать ее с отравлением невозможно. Да и где бы композитор достал такой экзотический яд, который действует четверо суток? Мышьяк, о котором говорили сторонники версии Орловой, убил бы человека за один день. Или Чайковский принимал его малыми порциями, чтобы помучиться?

А. Познанский совершенно уверен, что смерть Чайковского была жуткой случайностью: он якобы выпил холодной воды, которая была инфицирована эмбрионами холеры. Дело в том, что композитор долгое время страдал от болезней пищеварения, а потому очень строго относился к диете и был буквально зациклен на гигиене. Поэтому эпизод со стаканом воды в разгар эпидемии, когда газеты пестрили предупреждениями врачей и инструкциями по выживанию, выглядел не слишком убедительно. Кстати, заразился Петр Ильич, скорее всего не в фешенебельном ресторане Лейнера, где за все время его существования не было зафиксировано ни одного кишечного отравления. Он ушел оттуда часа в два ночи, а утром почувствовал недомогание. Инкубационный период для холеры - от 12 часов до 3 дней. Получается, что заражение произошло гораздо раньше.

Послесловие:

И все же, тайна ухода великого композитора так и остается тайной.

А нам осталось все гениальное наследие композитора – его музыка с непреодолимым томлением по Великому и Возвышенному, божественной радостью и преклонением перед Прекрасным, перед Истиной, Добром, всем, что сулит вечность и небесное милосердие.

Библиография:

А.Н.Познанский. Чайковский. ЖЗЛ, М., 2010, 181с.
Соколов В. С. Письма П. И. Чайковского без купюр: // Петр Ильич Чайковский. Забытое и новое: Альманах. Вып. I. М.: ИИФ «Мир и культура», 1995. — С. 118—134.
Нина Берберова, “Чайковский”. Биография. Изд-во “Лимбус Пресс”, Санкт-Петербург, 1997.
Валерий Мишаков. Страшная тайна смерти Чайковского.
Загадки и тайны истории. – М.: Олимп, 1999. -512с.
Е.Н. Обоймина, О.В. Татькова. Сто знаменитых муз. – Ростов н/Д: Феникс, 2009. – 508 с.




Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 1021
Пользователей: 0


Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017