↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Пятница, 20. Апрель 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Клуб «Элита» — В литературных кругах

Интересные встречи

Автор: Светлана Волжская
Добавлено: 2007-03-29 21:59:42

+ - Размер шрифта

В Лейпциге проходят сезонные выставки-продажи книг.
Большое участие в этих мероприятиях принимает университет Лейпцига, в частности он
организует презентации произведений современной русской литературы и встречи с известными русскими писателями.

Одна из таких встреч состоялась совсем недавно - 24 марта. Субботним вечером студенты и просто любители русской литературы имели удовольствие пообщаться с писателем А.Мелиховым, задать ему свои вопросы и послушать отрывки из его произведений.

alexandr_melihov.jpgВ ходе беседы выяснилось, что Александр Мейлахс (Мелихов – это псевдоним) родился в 1947 году в семье учителей, окончил Ленинградский университет, по специальности математик, кандидат наук. Математика и сейчас очень его интересует и составляет важную часть писательской манеры, но самым главным для себя, как автора, как человека он считает организацию практической помощи потенциальным самоубийцам. Трагический уход из жизни и наркомания становятся обычными явлениями нашей повседневности. Этим проблемам посвящен роман А.Мелихова «Чума» (2004 г.).

Трагедийность видения мира вообще присуща многим его произведениям.
Критика относит работы А.Мелихова к так называемой интеллектуальной мужской прозе, которую характеризуют не острый сюжет, а приключения идей, интеллектуальные провокации, запретные ранее темы, как, например, антисемитизм в России.

Первый его роман «Весы для добра» был написан в 1970 году, но по цензурным соображениям опубликован только в 1989.
Другие известные его романы: «Горбатые атланты или новый «Дон Кишот» (1995), «Роман с простатитом» (1997. – премия Петербургского Пен-клуба). «Исповедь еврея» (1997. – премия Союза писателей Санкт-Петербурга.), «Красный Сион» (2005)
Судя по реакции аудитории, и сама личность писателя, и его произведения вызывают у немецкого читателя большой интерес.

На вопрос о том, что характеризует русскую литературу сегодня, А.Мелихов высказался достаточно пессимистически: раньше было больше удачных произведений, больше талантливых авторов. А сейчас, хотя нет ни цензуры, ни политических запретов, и у писателей появились реальные возможности говорить на любую тему, в литературном творчестве наблюдается явный упадок. Исчезли мечты и иллюзии. Меньшим интересом читателей пользуется интеллектуальная проза. В числе наиболее видных явлений современной русской литературы писатель назвал несколько громких имен, среди них В.Аксенов («целая эпоха в литературе») и В.Пелевин («большой мастер и новатор в области структурной организации текста»).
Александр Мелихов в настоящее время живет в Петербурге, работает заместителем главного редактора журнала «Нева» и часто бывает в Германии.

Его произведения активно переводятся на немецкий язык. Хороший, добротный перевод романа «Исповедь еврея» уже сделан госпожой Eva Rönnau, сумевшей передать и трагедийность видения мира, и неподражаемый юмор писателя.
Мастерское владение языком в равной степени характерно как для романа А.Мелихова, так и для его перевода.
Участники встречи имели возможность лично в этом убедиться.

Предлагаем и нашим читателям познакомиться с отрывком из романа «Исповедь еврея», признанным интеллектуальным бестселлером русской литературы середины 90-х гг


Отрывок из романа
ispoved.jpgЭтому дню было суждено до конца оставаться крысиным - как раньше в столовых устраивали, бывало, рыбные дни. Пора признаться, что преследующий меня оруэловский образ крысы, увы, не пустой символ. Самая настоящая крыса несколько месяцев подряд чем-то мерно хрупала под перегородкой, отделяющей наш диван от ванны, и я, извиваясь без сна на брачном ложе, старался вообразить, будто слушаю милую, преданную мною рогатую Зойку с лазурными глазами. Если бы супруга не вскакивала по ночам и в ртутном свете фонаря за окном (каюта затонувшего "Титаника") не кидалась в фосфоресцирующей ночной рубашке колотить тапком по стене, я, пожалуй, еще и попытался бы впасть в умиление: под каждой, дескать, крышей, своя жизнь: у людей - человечья, у крыс - крысья. Свое счастье, свои мыши, своя судьба. Я не думал, что наши с крысой интересы сколько-нибудь серьезно противостоят друг другу. Однако крыса не просто жила под нами - она копала (вернее, грызла) под нас.

Однажды утром пол на кухне оказался мертвенно напудрен рассыпанной мукой, по которой в разухабистом изобилии (народные пляски) были понашлепаны отпечатки не лапок, но лап, не зверька, но зверя - минимум кошки, сильней которой зверя нет. Угол большого, с поросенка, полиэтиленового мешка, в обнимку с которым моя русская Венера рассчитывала пережить бескормицу, был как будто отпилен лобзиком - правда, очень грубо, безо всякого старания.

Прожектором настольной лампы я, дюйм за дюймом, просветил осклизлую тьму под ванной, готовый к любым мерзким неожиданностям, но не выискал ни хода, ни лаза. Семейный (военный) совет постановил держать дверь ванной комнаты запертой (перестало сохнуть белье), а по утрам входить туда лишь после деликатного стука, чтобы застать по крайней мере одни лишь следы ночного кутежа. Иногда наша крыса куражилась всю ночь напролет, громя и расшвыривая всевозможные гигиенические бебехи, но иной раз довольствовалась тем, что уволакивала под ванну накидку со стиральной машины.

Я не без содрогания извлекал ее двумя пальцами и бросал в бак с грязным шмотьем, а после дважды мыл руки с мылом и, бреясь, ни на миг не переставал ощущать свою беззащитную босоногость и близость опасной тьмы, загроможденной гремучими тазами. А когда мое непривычное к осадному положению семейство легкомысленно забывало прихлопнуть на ночь дверь в санузел, наша ночная гостья... нет - хозяйка уже не столько пировала, сколько глумилась: все, что было ей по зубам, прогрызала и разбрасывала с пьяной удалью и размахом, отплясывая на добытых потом и очередями продуктах (а новые пророки сулили голод куда более пламенно, чем прежние - изобилие) какие-то бесовские хороводы (казалось, в этих игрищах участвовало не меньше десятка язычниц). После каждого погрома (шабаша) мы еще долго проверяли дверь по десять раз на дню, но - каждый раз стучаться в собственную ванную, это, в конце концов, тоже становится утомительным...

В тот удушливый День Крысы супруга встретила меня в зимних сапогах, но без так идущего ей зимнего румянца. Костик, еще более серьезный, чем обычно, был в тяжелых туристских ботинках, а раздраженная Катюша в кроссовках (крысовках): крыса только что проскользнула через прихожую на кухню. Она была величиной с бобра (морозной пылью серебрится...). Все чего-то ждали от меня - Мужа и Отца. Я тоже посерьезнел (прежний кисельный трепет - это было несерьезно, потому что не требовало дела, - а тут дурь мигом улетучилась) и натянул бетонированные бутсы разнорабочего строительной артели "Заря сионизма".

Вооружившись метровой железной трубой (труба - оружие черносотенца), я прогромыхал на кухню. Остальные рискнули просунуть туда только головы.

Ни за что бы не подумал, что наша светлая кухонька так изрезана страшными темными щелями: комодистый стол, холодильник, газовая плита - ущелье за ущельем. Я начал шурудить по ним своим жезлом, стараясь наделать как можно больше шуму из ничего: рука так и дергалась отпрянуть. Вдруг крыса мощно, словно кабан, заворочалась и захрупала за больничной тумбой стола. Головы мгновенно скрылись. Дверь захлопнулась, вытолкнув на расправу (проклятый долг мужчины!) еще и Костика.

Изображая решимость, я отодвинул стол и заболтал палкой, как колокольным языком набата, - крыса вылетела прямо на Костика - он еле успел отскочить - и вмиг исчезла за долговязым пеналом с кастрюлями. Что ж ты, так тебя и этак! Я грохочу за пеналом - и она летит уже прямиком на меня. Но я-то похитрей Костика - я совершенно неотличимо изображаю промах.

Зверюга уже за плитой. Что-то не видать (я осторожничаю даже взглядом)... не забралась ли она внутрь, под духовку?... Бережно-бережно приоткрываю эмалевую... Усы! Сумел не захлопнуть тут же. Сидит на сковородке, щетинясь английской щеточкой усов на острой крысиной морде. Тут до меня дошло, что если ее не доводить до безысходности, сама она на меня не бросится, - тогда-то и началась пламенная имитация бурной погони: она металась из щели в щель, а мне каждый раз не хватало лишь сотой доли мгновения. Слушательницы за дверью могли быть мною довольны: с винтовочными выстрелами падали табуреты и долго, как колеса от подорвавшегося грузовика, раскатывались кефирные бутылки.

Я не помню, на каком зигзаге я осознал, что отчитываться битой посудой мне не перед кем и что если я с крысой не покончу, мне придется менять место жительства. Комедия была окончена. Когда крыса серой молнией метнулась из-за батареи, я безошибочным и беспощадным ударом русского плясуна (паркет трещал под каблуком) пригвоздил ее к полу и почувствовал, как она бьется и извивается под пудовой подошвой. Впадая в безумие, я гвозданул еще раз, еще, словно пробивая каблуком лед или чью-то голову (молодой ингуш над брезентовым казахом у "Голубого Дуная"), и лишь чудом удержался от третьего лишнего удара.

Она лежала на боку, вытянувшись, бусинки глаз светились глубокими опалами. Крови из носу вытекло совсем немного. Как у тех доцентш в жалобной еврейской книге. Я гордо распахнул дверь, и беспомощные женщины с благодарными рыданиями вбежали к своему избавителю.
Господи, какой ужас! - моя русская жена (коня на скаку остановит) прижалась к моей взмокшей рэкетирской груди и подрожала с полминутки.
- Это такой ужас - слушать, как вы ее убиваете!
- Не понял. Из-за кого, из-за кого ужас?.. Не из-за меня, а из-за этой?..
- Жалко, да? - с пониманием спросил меня Костик, и я вдруг всерьез рассвирепел:
- Да пошли вы... А то я под горячую ногу и вас могу!..

Ботинком-убийцей я закатил тушку (маленькую, серенькую...) в помойное ведро и решительно повлек ее в мусорную цистерну. У выхода я едва не подскочил, наступив на спружинивший пенопластовый коврик. Ну вот. А эти иждивенцы, вместо того чтобы сочувствовать мне, ради них обагрившему свои ноги кровью... На обратном пути я перешагнул через коврик, понимая, что теперь мне придется это делать до конца моих дней. Когда я вернулся к этим тыловым крысам, у них уже было твердо решено, что мою жертву надо было просто выгнать - открыть дверь на лестницу. Кретины чертовы - она же вернулась бы!

У входа в ванную я увидел щепоточку меленьких, мельче карандашных, стружек, ссыпавшихся со свежепрогрызенной луночки на косяке. Значит, мы, сами не заметив, отрезали ей путь к бегству, а она пыталась безнадежно... Я и по сию пору тщетно стараюсь избегать взглядом этой деревянной ранки. А упрятывая в кладовку свои грозные ботинки, я снова вздрогнул: с полки выглядывал острый носик, ощетинившийся английскими усиками. Это был краешек зимней шапки моей супруги. Я понял, что теперь не смогу видеть ее (и шапку, и супругу), не вспоминая раздавленную крысу. Раньше я любил баловаться с маленькой племянницей: валял ее, хохочущую, по дивану, не давая подняться, - теперь в этом бьющемся, изгибающемся тельце мне мерещится...

Боже, до чего измельчал еврейский народ! Не Самсон с зубодробительной ослиной челюстью и не Иисус Навин со стенобитной трубой - мой папа Яков Абрамович, служа социализму грузчиком на Воркуте, обнаружил в ящике с макаронами целое крысиное гнездо, - так он надел брезентовую рукавицу и постучался в крысиный домик решительнее, чем я в собственную ванную. Высунувшегося хозяина (хозяйку) ухватил за мордочку и трахнул о вечную мерзлоту. Потом снова постучался, и так семнадцать раз. Потом они с кем-то еще сняли шкурки, на что-то такое их обменяли, и вся любовь. А вот моя единственная крыса с каждым днем становится все более трогательной и безвинной жертвой - как кротко, подобрав розовые лапки, сияя глазками-бусинками, она сидела на сковородке - я полюбил бы ее как родную дочь, если бы не усы. Уж тем более я согласился бы поделиться с нею харчем и жилплощадью: каждый день отсыпал бы горсточку крупы на отведенный ей квадратный метр - только бы она согласилась этим довольствоваться. Но ведь ей, как и человеку, нужен весь земной шар. С крысами нельзя договориться...

Мораль? Да такая же, как у всей человеческой жизни: и жить нельзя, и помирать не хочется. Невозможно жить с крысами. Но и убивать их тоже невозможно.






Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 178
Пользователей: 1

» Admin

Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017