↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Понедельник, 17. Декабрь 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Клуб «Элита» — Альманах

Период полураспада научных работников

Автор: С. Медников
Добавлено: 2009-08-14 15:30:31

+ - Размер шрифта


Дорогой читатель,

являясь страстным поклонником «игры всех времен и народов» HL (God bless Mark Laidlow), я не мог не принять участия в многочисленных попытках фанатов привнести что-то свое в это произведение.

Однако просто перекладывать сюжет HL на бумагу я не стал. Это сделали до меня многие другие. Я избрал другой путь – попробовал представить поведение в условиях сюжета HL двух российских физиков, случайно попавших в показанную авторами лабораторию.

Причин несколько. Во-первых, по общему мнению, привлекательность сюжета HL связана именно с тем, что описанные события могли произойти в любое время, начиная, в принципе, с середины прошлого века. Значит, и в наше теперешнее время тоже могли произойти.

Во-вторых, я сам по специальности физик-экспериментатор и проходил однажды стажировку в исследовательской лаборатории США, не менее серьезной, чем Black Mesa Research Facility, и даже находящуюся не очень далеко от нее территориально – в г. Ливермор, Калифорния. Я месяц общался с американскими физиками и представляю, какие они, чем похожи на наших и чем от наших физиков отличаются.

Предлагаю вам отрывок из фантастической повести, которую я назвал «Период полураспада научных работников». Прошу все отзывы и вообще ваши мысли на сей счет высылать на этот сайт. Повесть еще не закончена, и хотя все авторы сильно упертые люди, я внимательно прочитаю и проанализирую ваши мнения. Возможно, они как-то и повлияют на этот мой труд.

Искренне ваш

Aвтор.

Облом или везение?


Дед Опанас нашел ананас,
Он не подумал, что это фугас.
Начал он ножичком плод ковырять –
Ж… нашли километров за пять.


(Из садистских)


Утренний двойной кофе. Боб демонстрирует российский экспорт. Плохие новости. Национальная безопасность США и наши датчики. Пицца с персональным охранником Ральфом для подслащивания пилюли. Дети подземелья. Вторая встреча с Гордоном Фрименом. Начало эксперимента и конец света. Взбесившееся метро. Первая жертва местной науки. Многоуровневый анабазис начинается. Без карты вы будете блудить! Первые ласточки, или, точнее, блошки. Малиновый звон наших детекторов. Не всякая собака – друг человека. Хижина дяди Тома.

Подъем.
Будильник запищал в 6.00, как попросили. Ах, как же мне спалось после почти двухсуточного бдения! Хорошо, но мало. Быстро вскочили, облились ледяной водой. (Я высказал предположение, что ее специально свозят с ледников, которые на окружающих горных вершинах). От вчерашнего пиршества ничего не осталось. Пожевали завалявшиеся от Домодедово чипсы и плавленые сырки, без хлеба – скромная пища Богов . Кипятильник, который Иван зачем-то захватил, был бесполезен, 220 вольт тут не водятся. Растворили пакетики кофе в холодной воде, выхлебали с отвращением, стойко перенося все тяготы и лишения заграничной поездки.

Время подхлестывало. Распаковали ящик с детекторами, еще раз проверили работу, питание, комплектность, документацию. Запаковали все обратно. Надраили бэджи с нашими портретами, покрепче прикрепили их на лацканы пиджаков, надели на шею селедки, гармонирующие по цвету с рубашками, почистили обувь. Еще раз переложили свои документы из кармана А в карман В, потом обратно. В 7.20 мы были окончательно совершенны и пошли вниз. Проходя мимо кафе, со смешанным чувством радости и досады обнаружили, что оно уже открыто. Зашли, выпили по чашке горячего кофе у нашего бармена. Наконец-то догадались познакомиться. Боб (так его звали) таинственно помахал рукой, приоткрыл дверцу холодильника и показал экспортную Столичную в трехлитровой таре, чем-то напоминающей миниатюрную амфору.
"I am waiting for you this evening here", – еще раз напомнил он.

"See you later", – попрощались мы классически по-американски и двинулись к выходу. Часы показывали 7.40. Если бы мы знали тогда, что произойдет через полтора часа, мы бы точно взяли у Боба эту бутыль за любые деньги, какие у нас были.
Мы вышли из общежития, торжественно и гордо помахивая заветным ящиком, и чуть не попали под невесть откуда возникшую машину Дика. Он выглядел каким-то осунувшимся, хотя, после вчерашнего party, это было и не очень удивительно. Мало спал, подумал я с сочувствием. Но проблема была совсем не в этом.

"Сегодня утром у нас неожиданно появился Администратор. Это не наш, не из лаборатории, а куратор из Вашингтона", – как-то вяло и неохотно сказал Дик, не отрывая взгляд от узкой дороги. "Он запретил нам допускать иностранцев к эксперименту. И датчики ваши тоже запретил монтировать вблизи спектрометра. Национальная безопасность и все такое. Как я его не упрашивал, ни в какую. Wise man of Gotham, half-wit, made an ass of me!". Я понял, что это он так изысканно костерит Администратора. Но все это уже была фига в кармане, и мы здесь с нашими датчиками оказались не у дел. Хорошо, что еще не арестовали на всякий случай. Однако, неожиданно дошло до меня, Дик уже успел побывать в лаборатории, получить вливание от начальства. Сколько же он сегодня спал?

До меня медленно доходила особенность текущей ситуации. Иван отреагировал первым: "И куда же мы теперь едем?".
"Я вас сейчас высажу в одном кафе, там у нас есть фирменная пицца, лучше, чем в Италии. Потом Ральф, сотрудник из моего отдела, свозит вас в каньон, искупаетесь. Ты, я знаю, холодной воды не боишься, дайвер". Это он про меня.
"Там в каньоне очень красиво", – продолжал Дик, медленно, как бы прожевывая слова. "Эксперимент – это часа на два, три, не больше. А потом мы сразу же махнем к нам в Спрингфилд. Дорис тебя очень хочет видеть, все уши мне прожужжала".

"А как же симпозиум?", – спросил я с кисловатой интонацией в голосе. "На него-то нас пустят, или тоже национальная безопасность и все такое?"
"Пустят, пустят", – усмехнулся Дик. "Мы успеем завтра к началу, на торжественное открытие мы не пойдем, это не интересно. А отдел свой я вам потом покажу. И вы у нас проведете маленький семинар по вашим датчикам, и кое-что мы померяем для публикации в ежегоднике".
Мы уже въехали на стоянку. Перед нами расстилалась обширная котловина, окруженная кольцом разномастных одноэтажных строений неуютного вида. Через всю котловину змеилась полосатая рельса метрополитена и уходила в мрачную черную дыру подземелья. На остановке ни души. "Вот не везет, только что ушел", – в сердцах Дик так хлопнул дверцей машины, что задрожало зеркало в кабине.

А время было уже 8.05. Вот почему он нервничает, опаздывает к началу эксперимента из-за нас с Иваном. Где же это кафе с их знаменитой пиццей, неужели под землей?
В 8.15 подошел, наконец, вагончик. Из него неспешно выгрузились несколько заспанного вида охранников и каких-то штатских. Все разбрелись по окружающим каморкам. С ночной смены, видимо. Кроме нас, на жестких сиденьях никого не осталось.

Над черной дырой висела большая доска с надписью, извещающей, что это восточный вход для персонала лаборатории "Black Mesa". Вагончик неторопливо подполз к черной дыре и, нырнув в нее, стал опускаться вниз в полной темноте, сопровождая движение неприятным металлическим лязганьем. Потом двинулся по горизонтали, постепенно наращивая ход. Откуда-то налетел прохладный ветер, он не стихал, а становился все холоднее. Темнота сменилась однообразным миганием, по мере нашего продвижения вокруг нас на стенах тоннеля с каким-то безразличием вспыхивали и гасли, мешая сосредоточиться, лампы в больших молочно-белых плафонах.

Минут пять мы двигались, обдуваемые холодным ветром, по серпантину тоннеля. Да, это был огромный подземный город, такой, каким его описывают в фантастических романах. Вокруг медленно проплывали освещенные окна лабораторий с роящимися внутри фигурками в белых халатах, темные мрачные залы с высокими сводами, двери и ворота, возле которых застыли охранники в синем, грузовые площадки с ящиками, где-то аккуратно составленными, где-то небрежно раскиданными, цистерны, что-то еще, какие-то аппараты, или, может, химические реакторы, вагончики, неподвижные и снующие во всех направлениях, с пассажирами и без них. Серебристый бок полуразобранной (или полусобранной) ракеты, вокруг которой суетились роботы с длинными извивающимися лапками, держащими сверкающие инструменты. Скоро я уже ничего не воспринимал, пораженный масштабами этой величественной картины научно-технического (или, скорее, военно-технического) прогресса.

Наконец, калейдоскоп видений оборвался, мы въехали из очередного тоннеля в очередной зал и остановились. Два бетонных яруса с обеденными столиками, стульями и запахами разогреваемой еды. Это было то самое кафе с фирменной пиццей.

За единственным занятым столиком нижнего яруса сидел плотный мужчина в синей форме охранника. Дик помахал ему рукой и подтолкнул нас к выходу на перрон.
"Это Ральф Макстейн, мой сотрудник, сейчас он будет занимать вас", – так я его понял.
Охранник ответил на приветствие.
"Увидимся позже", – произнес Дик сакраментальную фразу американцев. Мы растерянно кивнули, ничего не успев добавить, и вагончик увлек Дика в жерло тоннеля. Последнее, что мне врезалось в память, это его прощальное помахивание рукой.
Вагончик тронется, а он останется – пришла на ум фраза из фильма. Мне стало как-то не по себе, недоброе предчувствие опять скользнуло по сердцу, как тогда, в аэропорту. А время было уже 8.25.

Ральф показался мне вполне компанейским парнем, хотя был в форме, бронежилете и при кобуре с пистолетом. Он дружелюбно улыбнулся, приподнялся и махнул рукой куда-то в сторону подсобки. Через некоторое время нам вынесли по тарелке этой самой пиццы, ненормально гигантских размеров, и еще какие-то приправы к ней. Съесть целиком это произведение кулинарного искусства было невозможно.
Заспанный официант был одет несколько нетипично для людей его профессии – рубашка, джинсы и бэдж с фотографией, никаких белых халатов и колпаков, как принято в любом общепите любой страны.

На вопрос что пьем Ванька быстро ответил: "Double tea". Я пояснил Ральфу, что это означает два пакетика чая в каждую чашку, но сахара по одной порции.

Ральф проинструктировал официанта, и тот исчез в подсобке. Мы с Иваном принялись вяло жевать пиццу. Я размышлял, пытаясь понять, что это по ней все так тащатся, даже американцы, искушенные во всяких разнообразных яствах. Ведь это же просто большая ватрушка, набитая всем, чем попало, как ирландское рагу, в еще недалеком прошлом это была пища бедных людей Италии. А может, пицца и на самом деле была изумительная, это так на меня подействовал поворот ситуации, что вкусовые рецепторы не могли достучаться до сознания, занятого другой доминантой. Я попытался почувствовать вкус нашего двойного чая, но и он тоже до меня как-то не доходил.

Ральф, очевидно, уже справился со своей порцией, т.к. просто сидел и приветливо нас разглядывал. Молчание, однако, затягивалось, и я спросил, приостановив жевание, почему Дик назвал его своим сотрудником, ведь Ральф подчиняется, наверно, службе безопасности. И тут же подумал, что зря я это его спросил, мало ли какими соображениями руководствовался Дик, приставляя к нам охранника – а вдруг это приказ того самого сволочного вашингтонского администратора? Но Ральф широко улыбнулся и с гордостью сказал, что он пишет Ph. D. theses , а доктор Район его научный руководитель. Приходится работать у него в лаборатории в нерабочее время, но начальство здесь это позволяет и даже приветствует.

В 8.45 послышался стук колес, и мимо нашего кафе быстро пробежал, не останавливаясь, вагончик, всего с одним пассажиром, в белом костюме, серой рубашке и при галстуке. Иван толкнул меня в бок и возбужденно воскликнул: "Посмотри, кто к нам пришел, это же Фримен!". И помахал ему рукой, только что не заорал на все кафе: "Hi, Gordon, how are You!". Тот, правда, нас не заметил, поминутно глядел на часы и от нетерпения сучил ногами, осциллируя по крохотному вагончику. Или сделал вид, что не заметил. Нехорошо, подумал я, опять он опаздывает, да еще к первому акту эксперимента.

Ральф удивленно спросил, откуда мы знаем Фримена, это же совсем новый сотрудник отдела аномальных материалов, первый день на работе, он оформлял ему недавно допуск в системе безопасности. "What a small world!", – произнес я весьма кстати вспомнившуюся фразу. И добавил: "Especially on the board of an airplane". Где-то я наверняка ошибся с артиклями, это у меня обычное дело. Но Ральф понял. Мы продолжили медленное поедание пиццы.

В 9.10 неожиданно погас свет. Погас везде – в зале, в подсобке, погасли плафоны на стенах туннелей подземки, сигнальные таблички на краю остановки вагончика, указатели М и Жо реструмов в конце зала, в общем, полный конец света. Вспыхнуло кроваво-красное аварийное освещение, при свете которого я увидел, что наш новый знакомый держится абсолютно хладнокровно. "Не беспокойтесь, сейчас включат, это у нас часто бывает, перегрузка на электростанции", – успокоительно произнес Ральф, затем добавил: "Значит, эксперимент начался". И посмотрел на часы.
Свет действительно включился и несколько минут горел, как обычно. Мы с Иваном уже почти одолели наши ватрушки, как вдруг бетонный пол под нами резко дернулся, потом еще и еще. Иван замычал, по-видимому, прикусив язык. Свет погас снова, затем вспыхнул, опять погас. Эта иллюминация продолжалась еще некоторое время. Потом загорелся какой-то другой, странный тускло-желтый свет, как будто все лампы горели вполнакала. Пространство вокруг сразу съежилось, стены подземного зала приблизились, своды опустились, на пол легли длинные тени. Несомненно, что-то здесь было не так, как надо. Непорядок.

"Это уже что-то новое", – произнес Ральф негромко, скорее для себя, чем для нас. И тут, так нам показалось, одновременно со всех сторон, истошно завыли ревуны.




Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 1159
Пользователей: 0


Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017