↑ Вверх
Информационно-интеграционный проект общественного объединения «Raduga» e.V.
«Raduga» e.V.
Среда, 14. Ноябрь 2018
Навигация


Поиск
Рассылка
Отписаться

Наши друзья
Битва народов под Лейпцигом в 1813 году
"ђусское поле" -  сайт для тех, кто думает по-русски
LBK_Logo
Leipziger Internet Zeitung - Mehr Nachrichten. Mehr Leipzig.

Статистика

Статистика

Замки Саксонии    -    TÜV в русской автомастерской   -    Справочное бюро

Наш Лейпциг — От наших корреспондентов

«Когда я вернусь…». А. Галич. К 100-летнему юбилею

Автор: А. Озерова
Добавлено: 2018-11-02 16:45:05

+ - Размер шрифта

Первые же минуты этого вечера всколыхнули неповторимые ностальгические воспоминания зрителей, которые, конечно же, хорошо помнят этого трибуна и изгнанника Александра Галича

«Не жалею ничуть, ни о чем, ни о чем не жалею,
Ни границы над сердцем моим не вольны, ни года!»


Такой эпиграф выбрали авторы для вечера памяти Александра Галича 30 октября 2018 г., организованного объединением «Raduga» е.V. и Еврейской общиной Лейпцига.

Он всю жизнь гордился, что родился 19 октября, в день пушкинского лицейского братства, о чем ему поведал дядя – Лев Самойлович Гинзбург, известный литературовед – пушкинист.

Ю. Нагибин когда-то написал: «Саше сопутствовала некая таинственность. Он не любил говорить о делах и обстоятельствах своей жизни. За ним не угадывалось детства, школы, он был человеком с Луны, сейчас бы сказали – инопланетянином».

Pic
Александр Аркадьевич Галич
Александр Галич

Наверное, до сих пор недооценен масштаб его творчества. Как настоящий мастер, Александр Аркадьевич мог предвидеть будущее, предчувствовать перемены. Для целого поколения тексты Галича стали учебником жизни. Юлий Ким вспоминал: «Это был, я бы сказал, трагический лирик в самом высоком смысле этого слова…Отрицать его влияние на меня было бы смешно. Это влияние было прямое, 100-процентное и неотразимое».

Поэзия Галича – грозная, беспощадная, без оглядки, достигающая бешеного эмоционального накала, поражала своей точностью, единственностью и абсолютной необходимостью каждого слова. В одной из своих первых песен «Старательский вальсок», в 63 году, уже звучит «приговор Галича: «Промолчи, попадёшь в палачи…» — требует от людей большего, чем просто жить не по лжи, а непримиримости ко лжи, готовности к жертве ради жизни по правде.

Его собственная жизнь — пример такой жертвы. Для Галича общее дело правозащитников, борьба за свободу, за права человека — каждого человека! — были важнее личных разногласий и обид. Долгим и непростым был путь этого художника от невинных комедий и остроумных скетчей до песен и поэм протеста, исполненных пафоса гнева и боли. Поэтому он, среди других 80-ти писателей, подписал в 1967 году письмо протеста против преследований Солженицына, и выступая на «Радио Свобода» в Мюнхене 11 февраля 1975 года, в годовщину изгнания Солженицына из России, сказал: «…И, пожалуй, первый среди тех…, кто возглавил этот процесс уничтожения страха, был Александр Исаевич Солженицын».

А в сентябре 1974 на Радио Свобода» он призывал: «…Я обращаюсь мысленно ко всем знакомым и незнакомым людям на Востоке и на Западе – не молчите! Поймите, молчать нельзя! Поверьте, это разрешается, это не стыдно, это можно – утешать вдов и сирот, бороться с несправедливостью и ложью, вступаться за униженных и оскорбленных. И пусть кто-то продолжает демагогически болтать о вмешательстве в чужие дела – нет на нашей Земле чужих дел! Все дела наши!».

Галич не умел прятаться за символами. Называя вещи своими именами, он ошеломил нас сарказмом, трагической остротой своих песен - поднял личное поэтическое восстание. Молчать было нельзя: «Я понял, что я так больше не могу. Что я должен, наконец-то, заговорить в полный голос, говорить правду…» Галич сознательно сжигал мосты – за собой и под собой. И этого ему не простили. На пике славы и благополучия с Галичем начало происходить необъяснимое. Прекрасно понимающий правила игры и обязанный всеми своими достижениями их соблюдению, он начал писать без всякого пиетета к границам дозволенного и моментально «вырвался за флажки»: «На воле – снег, на кухне – чад, вся комната в дыму, а в дверь стучат, а в дверь стучат, на этот раз – к нему!… »


О чём он думает теперь, теперь, потом, всегда,
когда стучит ногою в дверь чугунная беда?! …
(А в дверь стучат!) …В двадцатый век! (Стучат!) –
Как в темный лес. Ушёл однажды человек и навсегда исчез, - эти строки были посвящены Даниилу Хармсу.


В начале своей литературной карьеры он был необычайно успешным по советским критериям литератором. Его пьесы шли во многих театрах страны, песни исполняли по радио. Он рано стал «выездным», писал сценарий для совместного советско-французского фильма про Мариуса Петипа («Третья молодость») и почти полгода жил в Париже без всяких «переводчиков» и «сопровождающих лиц», рассказывал о своей встрече в Париже с Керенским: это звучало примерно так, как если бы он встретился с Александром Македонским». Словом, личного повода быть диссидентом, вроде, у него и не было.

Евгений Евтушенко писал: «По тогдашним стандартам Галич был богатым человеком, вхожим в так называемую московскую «элиту». Он был неотразимо красив, поигрывал бархатно воркующим голосом, одевался с некоторой артистической броскостью, но с неизменной тщательностью и вкусом. Галич был прилично образован, откуда-то добывал свободные, почти монмартовские куртки, не брезговал галстуками-бабочками, был красив, неотразимо обаятелен, остроумен, правда, без малейшей фронды. Он не слишком сопротивлялся репутации богемного соблазнителя и любителя вкусно откушать и выпить. От его трубок успокоительно для начальства попахивало «Золотым руном» и «Кэптеном». И вдруг этим бархатным голосом Галич запел под гитару свои горькие, подчас ядовито-саркастические песни».


Галичу было что терять, когда его песни стали ходить в самиздате и распространяться на пленках, и все же он на это пошел. Этот путь был нетипичным для диссидента, каким Александр Аркадьевич в итоге стал. Нетипичными для диссидента были и убеждения Галича, которые он сформулировал в песне «Не надо, люди, бояться!»:


«Не бойтесь сумы, не бойтесь тюрьмы, Не бойтесь мора и глада,
А бойтесь единственно только того, Кто скажет: «Я знаю, КАК НАДО!»


Подобный отказ от идеологии был непопулярен среди большинства диссидентов. Но особенно он был неприемлем для сторонников «социализма с человеческим лицом», а также для приверженцев «особого пути России». М. Козаков утверждал: «…Нормальный, усредненный Галич мог бы вполне благополучно и безбедно существовать и дальше, пиши он подобные пьесы, как «Походный марш» и сценарии. А песен он тогда своих не сочинял, то есть сочинял и пел с удовольствием за роялем в театре Маяковского после репетиции, но еще совсем не те песни, которые принесли ему славу и перевернули его дальнейшую судьбу, оборвавшуюся так глупо и страшно».

«Я выбираю свободу»

Сердце моё заштопано, в серой пыли виски,
Но я выбираю Свободу, и- свистите во все свистки!
И лопается терпенье, и тысячи три рубак
Вострят, словно финки, перья, спускают с цепи собак.

Я выбираю Свободу, - но не из боя, а в бой,
Я выбираю Свободу быть просто самим собой.
И это моя Свобода, нужны ли слова ясней?!
И это моя забота - как мне поладить с ней.

Но слаще, чем ваши байки, мне гордость моей беды,
Свобода казённой пайки, Свобода глотка воды.
Я выбираю Свободу, я пью с нею нынче на «ты».
Я выбираю свободу Норильска и Воркуты.

Я выбираю свободу, - пускай груба и ряба,
А вы, валяйте, по капле «Выдавливайте раба»!

Я выбираю Свободу, и знайте, не я один!
И мне говорит «свобода»: «Ну, что ж, говорит, одевайтесь
И пройдёмте-ка, гражданин».


Поэтическое творчество А. Галича, несмотря на огромную аудиторию его поклонников, до сих пор изучено явно недостаточно, во- первых–из-за почти подпольного существования его песенной лирики, долгие годы находившейся под негласным надзором, а потом и фактическим запретом. Вторая причина – эмиграция, вынужденный отрыв от Родины: «…Когда я уезжал из России, я не взял с собой никаких бумаг, ни черновиков, ни записных книжек. Я не был уверен, что мои бумаги пропустят. И теперь мне все время кажется, что я все-таки многое растерял, забыл!».

А как же все начиналось? Как-то вдруг его лучшая пьеса «Матросская тишина», которую в «Современнике» довели до генеральной репетиции, была запрещена, да и самый воздух в искусстве становился всё удушливее. И в начале шестидесятых Галич взял в руки гитару и, научившись играть за месяц, стал сочинять песни и ходить с ними по «квартирным концертам» - наконец-то он вырвался к роли самого себя. Если раньше он поигрывал бархатным баритоном на вечеринках, то теперь этим же голосом Галич запел горькие, порой ядовито-саркастические песни. И стоило ему запеть, то есть позволить себе быть самим собой, как из преуспевающего «драмодела» он превратился в нежелательную «антиобщественную» личность».

Когда «оттепель» подморозило, такие люди уже не смогли жить по-прежнему, в отличие от тех, кто «колебался вместе с линией партии», как гласила грустная тогдашняя шутка. Совесть опять становилась ненужной властям, а заодно – и ее обладатели. Гласность печатная была полузадушена, но на смену пришла гласность еще более мощная – магнитофонная. В квартирах, где пел Галич, с его разрешения включали магнитофон, и потом распространяли пленки с подпольными концертами. Иногда Галич пел у себя дома, иногда на квартирах крупных ученых, артистов, деятелей культуры. Академик А.Д. Сахаров вспоминал: «В домашней обстановке в Галиче открывались какие-то «дополнительные», скрытые от постороннего взгляда черты его личности, – он становился гораздо мягче, проще, в какие-то моменты казался даже растерянным, несчастным. Но всё время его не покидала свойственная ему благородная элегантность»:

«Хоть иногда – подумай о других! Для всех - равно – должно явиться слово. Пристало ль одному – средь всеблагих не в хоре петь, а заливаться соло?! И не спеши. Еще так долог путь. Не в силах стать оружьем – стань орудьем. Но докричись хоть до чего-нибудь, хоть что-нибудь оставь на память людям!».

Поэта шельмовали на собраниях, ему угрожали уголовным судом. Его медленно, но верно выдавливали из собственной страны, как и других диссидентов. А он и не думал уезжать, и еще в 1971 г. он написал:

«…Я стою... Велика ли странность? Я привычно машу рукой!
Уезжайте, а я останусь. Я на этой земле останусь. Кто-то ж должен, презрев усталость, наших мертвых стеречь покой!»


Началось преследование и тех, кто пытался заступиться за инакомыслящих. Как поэт Галич оказал огромное влияние и на Владимира Высоцкого в создании сатирических персонажей, говорящих на уникальном совковом языке. В песнях Галича – россыпь афоризмов, которые, вспоминаясь, помогают нам не потерять совесть окончательно.


Александр Галич родился 19 октября 1918 года в городе Екатеринославе (Днепропетровск) в семье служащих. Его отец - Аркадий (Арон) Самойлович Гинзбург, из семьи врача-педиатра, - был экономистом, мать-Фанни (Фейга) Борисовна Векслер, из семьи обеспеченных лодзинских евреев, - работала в консерватории. Она была натура артистическая - увлекалась театром, училась музыке, и большинство ее увлечений передалось затем ее детям - Александру и Валерию (последний станет известным кинооператором, снимет фильмы "Солдат Иван Бровкин", "Когда деревья были большими", «Комиссар», "Живет такой парень" и др.).

Сразу же после рождения первенца семья Гинзбургов переехала в Севастополь, в котором прожила без малого пять лет. Александр вспоминал: «Запахи Севастополя – первого города, живущего в моей памяти, - были летними: мокрые и теплые камушки, соленая морская вода в нефтяных разводах, сладковатый запах пыльной акации, которая росла в нашем дворе…»:


«Снеги белые, тучи низкие, на окне цветы все хрустальнее…
Как живется вам, наши близкие, наши близкие, наши дальние?
Как живется вам?»


В 1923 году семья перебралась в Москву, в один из домов в Кривоколенном переулке, который сто с лишним лет назад принадлежал семье поэта Д. Веневитинова. Весьма символично, что они поселились в комнате, где А. Пушкин прочел друзьям главы трагедии «Борис Годунов».

Благодаря матери Александр уже в раннем возрасте начал увлекаться творчеством - с пяти лет он учился играть на рояле, писать стихи. В восемь лет он стал заниматься в литературном кружке, которым руководил поэт Эдуард Багрицкий. В школе Александр учился на "отлично" и был всеобщим любимцем - кроме прекрасной игры на рояле, он хорошо танцевал, пел революционные песни, декламировал стихи. В 14 лет свет увидела его первая поэтическая публикация. В июне 1934 года Гинзбурги переезжают на Малую Бронную: «Моим миром стали Никитские ворота, Тверской бульвар и, конечно же, Патриаршие пруды: летом зеленый сквер с прудом и лодочной станцией, а зимой – каток. Как часто и с какой благодарностью и нежностью я вспоминаю тебя – шум, смех, звон коньков и похрипывание духового оркестра, повторявшего раза три за вечер свой коронный вальс «На сопках Маньжурии».

Окончив девятый класс десятилетки, Александр подает документы в Литературный институт и, к удивлению многих, поступает. Однако неуемному юноше этого мало, и он в те же дни подает документы еще в одно учебное заведение - Оперно-драматическую студию К. С. Станиславского, на драматическое отделение. И вновь, к удивлению родных и друзей, он принят. Чуть позже, когда совмещать учебу в обоих вузах станет невмоготу, Александр отдаст предпочтение театру и уйдет из Литинститута. Однако и в Оперно-драматической студии он проучится всего три года и покинет ее, так и не получив диплома, уйдет в только что открывшуюся студию под руководством Алексея Арбузова. Было это осенью 1939 года. А в феврале следующего года студия дебютировала спектаклем "Город на заре". Где одна из песен («Прилетели птицы с юга») написана была Галичем.

Pic
Валентина Дмитриевна Архангельская
Валентина Архангельская

Спектакль "Город на заре" был показан всего несколько раз - затем началась война. Большинство студийцев ушли на фронт, а Александра комиссовали - врачи обнаружили у него врожденную болезнь сердца. Но в Москве он все равно не задерживается - устроившись в геологическую партию, отправляется на юг. Как раз в эти дни в Грозном появляется на свет Театр народной героики и революционной сатиры. Участником этого коллектива становится и Александр Гинзбург. Но как только он узнал, что в городе Чирчик под Ташкентом режиссер Валентин Плучек собирает арбузовских студийцев, он переезжает в Чирчик. В Чирчике устроилась и личная жизнь Александра - он полюбил юную москвичку, актрису Валентину Архангельскую (она была секретарем комсомольской организации театра, а Галич - ее заместителем).

Молодые собирались там же расписаться и однажды даже сели в автобус и отправились в загс. Чемоданчик с документами они примостили возле ног, а сами принялись целоваться. И, когда молодые опомнились и собрались выходить, они внезапно обнаружили, что чемоданчика уже нет - постарались местные воры. Затею с загсом пришлось отложить до лучших времен. Спустя год на свет появилась дочь Алена
Дочь Александра Галича актриса Алена Галич-Архангельская
, ставшая в последствие ревностной хранительницей памяти отца.


Передвижной театр под руководством Плучека и Арбузова, в котором играли Александр и Валентина, колесил по фронтам. Александр выступал в нем сразу в нескольких ипостасях: актера, драматурга, поэта и композитора. Но затем в театре (он тогда уже базировался в Москве) возник конфликт между его основателями - Арбузовым и Плучеком, Плучек из театра ушел, а театр вскоре распался.

В 1944 году жена Александра уехала в Иркутск - работать в местном театре. Чуть позже вместе с дочерью за ней должен был отправиться и Александр (ему обещали место завлита), однако судьба распорядилась по-своему. Его мать (якобы) запретила сыну уезжать из Москвы, и он послушался: то ли потому, что опасался расстроить мать, то ли по причине охлаждения к жене - та осталась в Иркутске. Так распался первый брак Александра Гинзбурга, который вскоре взял себе литературный псевдоним Галич (образован соединением букв из разных слогов фамилии, имени и отчества - Гинзбург Александр Аркадьевич).

Pic
А. Галич и А. Шекрот
А. Галич и А. Шекрот

Весной 1945 года в жизни Галича появилась новая любовь. Звали ее Ангелина Шекрот. Была она дочерью бригадного комиссара Прохорова. В те годы она училась на сценарном факультете ВГИКа, и до Галича уже успела несколько раз влюбиться и даже выйти замуж за ординарца собственного отца. В этом браке у нее родилась дочь Галя (в 1942-м). Но в самом начале войны муж пропал без вести, и Ангелина осталась вдовой, а в 45-м в ее жизни возник Галич.

В начале 50-х Галич был уже преуспевающим драматургом, автором нескольких пьес, которые с огромным успехом шли во многих театрах страны. Среди них «Походный марш», «Вас вызывает Таймыр», "За час до рассвета", "Пароход зовут "Орленок", "Много ли человеку надо" и др., кинокомедия «Верные друзья» получила приз в Карловых Варах.

В 1955 году Галича принимают в Союз писателей СССР, а три года спустя и в Союз кинематографистов. В 1956 году Театр-студия МХАТа (позднее ставшая театром "Современник") решает открыть сезон спектаклем по пьесе Галича "Матросская тишина" (он написал ее сразу после войны). На генеральной репетиции чиновница из Минкульта внезапно вынесла свое резюме увиденному: "Как это все фальшиво! Ни слова правды!". В ответ на эту реплику присутствовавший здесь же Галич не сдержался, вскочил с места и громко произнес: "Дура!" На этом обсуждение увиденного, естественно, закончилось - спектакль заморозили. Несмотря на этот инцидент, Галич по-прежнему оставался одним из самых преуспевающих драматургов. В театрах продолжали идти спектакли по его пьесам, режиссеры снимали фильмы по его сценариям: фильм "Трижды воскресший" (Л. Гайдай), военная драма о любви "На семи ветрах", снята в 1962 году С. Ростоцким, комедия "Дайте жалобную книгу" (Эльдар Рязанов), детектив "Государственный преступник" (Николай Розанцев), за эту работу Галич был удостоен премии КГБ, биографическая драма "Третья молодость" (реж. Ж. Древиль) - о великом русском балетмейстере Мариусе Петипа.

Между тем под внешним благополучием Галича скрывалась некая душевная неустроенность, которую он очень часто заливал водкой. На этой почве в 1962 году у него случился первый инфаркт. Однако даже после этого "звонка" Галич не распрощался с "зеленым змием". В начале 60-х в Галиче внезапно просыпается бард-сатирик, и на свет одна за другой появляются песни, которые благодаря магнитофонным записям мгновенно становятся популярными.

В марте 1968 года его пригласили на фестиваль песенной поэзии в новосибирском академгородке "Бард-68". Это было единственным публичным выступлением Галича на родине. Зал был забит до отказа, люди стояли даже в проходах. Галич начал с песни "Промолчи", которая задала тон всему выступлению ("Промолчи - попадешь в палачи"). Когда же через несколько минут он исполнил песню "Памяти Пастернака", весь зал поднялся со своих мест и некоторое время стоял молча, после чего разразился громоподобными аплодисментами. Галич получает приз - серебряную копию пера Пушкина, почетную грамоту Сибирского отделения Академии наук СССР, в которой написано: "Мы восхищаемся не только Вашим талантом, но и Вашим мужеством...".


Ю. Нагибин вспоминал, что при исполнении своих песен Саша был, может быть, более актер, чем В. Высоцкий. Магнитофонные записи с домашних концертов Галича продолжают распространяться по стране.

Одна из этих записей становится для Галича роковой. Ее услышал член Политбюро Дмитрий Полянский на свадьбе дочери с актером Иваном Дыховичным, возмутился и не постеснялся настучать на собственного зятя. Вскоре в Политбюро состоялся разговор о «безобразно антисоветских песнях» Галича и колесо завертелось. Галичу припомнили все: и его выступление в академгородке, и выход на Западе (в издательстве "Посев") сборника его песен, и многое-многое другое, на что власти до поры до времени закрывали глаза. 29 декабря 1971 года Галича вызвали в секретариат Союза писателей – исключать, что и произошло в конечном итоге, единогласно. Е. Боннэр вспоминала: «…Я думаю, что это решение лишило его Москвы, которую он очень любил (он был москвич до кончиков ногтей), лишило его Родины, и может быть, привело к его смерти».

Прошло всего лишь полтора месяца после исключения Галича из Союза писателей, как 17 февраля 1972 года его так же тихо, достаточно буднично исключили и из Союза кинематографистов, чуть ли не единогласно.

После этих событий положение Галича стало катастрофическим. Автоматически прекращаются все репетиции, снимаются с репертуара спектакли, замораживается производство начатых фильмов. Оставшемуся без средств к существованию Галичу пришлось распродавать свою богатую библиотеку, подрабатывать литературным "негром" (писать за кого-то сценарии), давать платные домашние концерты (по 3 рубля за вход).

Все эти передряги, естественно, сказываются на здоровье Галича. В апреле 72-го у него случается третий инфаркт. Так как от литфондовской больницы его отлучили, друзья пристраивают его в какую-то захудалую клинику. Врачи присваивают ему инвалидность второй группы, которая обеспечивала его пенсией... в 54 рубля. Вообще все последующие после исключения Галича из всех Союзов события наглядно показывали, что он совершенно не был к ним готов. Таких репрессий по отношению к себе он явно не ожидал.

Тем временем весь 1973 год официальные власти подталкивали Галича к тому, чтобы он покинул СССР. Но он стоически сопротивлялся. Однако силы Галича оказались не беспредельны. В 1974 году за рубежом вышла его вторая книга песен под названием "Поколение обреченных", что послужило новым сигналом для атаки на Галича со стороны властей. Когда в том же году его пригласили в Норвегию на семинар по творчеству Станиславского, ОВИР отказал ему в визе. Ему заявили: "Зачем вам виза? Езжайте насовсем". При этом КГБ пообещал оперативно оформить все документы для отъезда. И Галич сдался. 20 июня он получил документы на выезд и билет на самолет, датированный 25 июня.

О прощании с Галичем А. Мень написал: «Это было тяжкое, мучительное расставание. Он приехал ко мне с гитарой, и пел для друзей. Мы смеялись и плакали. Никто не мог обвинить человека, написавшего «Песнь исхода». Было видно, что его довели до точки. Есть моменты, когда суждено дрогнуть и сильному!»: «Я стою на пороге года – ваш сородич и ваш изгой, ваш последний певец исхода…Но за мною придет Другой!».


Путь Галича и Ангелины лежал в Вену. Оттуда они отправились во Франкфурт-на-Майне, затем в Осло, где Галич читал в университете лекции по истории русского театра. Затем переехали в Мюнхен, где он вел на радиостанции "Свобода" передачу под названием "У микрофона Александр Галич". Наконец Галичи переехали в Париж, где поселились в небольшой квартирке на улице Маниль. Оказавшись в эмиграции, Галич много и плодотворно работал. Он написал несколько прекрасных песен, пьесу "Блошиный рынок", собирался ставить мюзикл, в котором сам хотел играть. Кроме этого, совместно с Рафаилом Голдингом он снял 40-минутный фильм "Беженцы XX века". Всего Галичем выпущено 6 сборников стихов до77 г., написано 13 пьес, а в 1989г. вышло полное собрание стихов и песен «Когда я вернусь».

За время пребывания Галича за границей тот смирился с изгнанием и мысли о возвращении все меньше терзали его.

Pic
С друзьями
На фото: Александр Галич, Галина Вишневская, Михаил Барышников, Мстислав Ростропович, Иосиф Бродский


На Западе у него появилось свое дело, которое приносило ему хороший доход, у него была своя аудитория. Как вспоминают люди, которые тесно общались с ним за границей: «Голос его был всегда поразительно сиюминутный, живой. Эти новеллы, рассказы его, почти ежедневные, открыли в Галиче такой человеческий дар, которого еще вчера он сам не знал…». Казалось бы, живи и радуйся. Однако судьба отпустила Галичу всего лишь три с половиной года жизни за границей. Финал наступил в декабре 1977 года.

В тот день - 15 декабря - в парижскую квартиру Галича доставили из Италии, где аппаратура была дешевле, стереокомбайн "Грюндиг", в который входили магнитофон, телевизор и радиоприемник. Подключение аппаратуры должен был сделать мастер. Однако Галич решил опробовать телевизор немедленно. Жена на несколько минут вышла в магазин. А далее произошло неожиданное. Малознакомый с техникой, Галич перепутал антенное гнездо, коснувшись антенной гнезда высокого напряжения. Его ударило током, он упал, упершись ногами в батарею, замкнув таким образом цепь. Когда супруга вернулась домой, Галич еще подавал слабые признаки жизни. Когда же через несколько минут приехали врачи, было уже поздно - он умер на руках у жены. Естественно, смерть (да еще подобным образом) такого человека, как Галич, не могла не вызвать самые противоречивые отклики в эмигрантской среде. Самой распространенной версией его смерти была гибель от длинных рук КГБ. Этой версии придерживались многие, в том числе и А. Сахаров, и дочь Галича Алена. А известный писатель Владимир Войнович не сомневается в том, что смерть Галича наступила в результате несчастного случая. Вот его слова: "Его смерть-такая трагическая, ужасно нелепая. Она ему очень не подходила. Он производил впечатление человека, рожденного для благополучия. Но ведь смерть не бывает случайной! Судьба его была неизбежна, и это она привела его в конце концов к такому ужасному концу, где-то в чужой земле, на чужих берегах, от каких-то ненужных ему агрегатов. Я спрашивал: у тамошних людей нет никаких сомнений, что эта смерть не подстроенная".

22 декабря 1977 года в переполненной русской церкви на рю Дарью произошло отпевание Александра Галича. На нем присутствовали руководители, сотрудники журнала и издательства "Посев", писатели, художники, общественные деятели, друзья и почитатели. Вдова Галича получила большое количество телеграмм, в том числе и из СССР - от А. Д. Сахарова, "ссыльных" А. Марченко и Л. Богораз.

Помянули покойного и его коллеги в Советском Союзе. На следующий день после его кончины сразу в двух московских театрах - на Таганке и в "Современнике" - в антрактах были устроены короткие митинги памяти Галича. А в театре Сатиры - 16 декабря после окончания спектакля был устроен поминальный вечер. Стихи Галича читал Александр Ширвиндт.

Последним пристанищем Галича стала заброшенная женская могила на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в Париже. На могильной плите выбита надпись: «Блажени изгнани правды ради». Девять лет спустя в той же могиле похоронена и супруга Галича Ангелина Николаевна. Причем ее смерть тоже была трагической и тоже окутана туманом недомолвок. Согласно официальной версии от 30 октября 1986 года, она заснула в постели с горящей сигаретой в руке. Возник пожар, и Ангелина задохнулась от продуктов горения. Однако близкая подруга погибшей на месте происшествия не обнаружила в доме некоторых документов и второй части романа Галича "Еще раз о черте". За два года до гибели вдовы Галича в СССР умерла ее 42-летняя дочь Галина. Мать на ее похороны не пустили.

В конце 80-х годов имя и творчество Александра Галича вновь вернулись на родину. 18 января 1988 года в Доме архитектора состоялся вечер, посвященный его 70-летию, был снят документальный фильм о нем - "Александр Галич. Изгнание". В том же 1988 году были отменены решения об исключении Галича из СК и СП, образована комиссия по его литературному наследию, позже была открыта мемориальная доска.

«За чужую печаль»

И за чье-то незванное детство
Нам воздастся огнем и мечом
И позором вранья,
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
На круги своя.

Мы со сцены ушли,
Но еще продолжается детство,
Наши роли суфлер дочитает,
Ухмылку тая,
Возвращается вечером ветер
На круги своя,
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться.

Мы проспали беду,
Промотали чужое наследство,
Жизнь подходит к концу,
И опять начинается детство,
Пахнет мокрой травой
И махорочным дымом жилья,
Продолжается детство без нас,
Продолжается детство,
Продолжается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
На круги своя.


В завершении вечера ведущая А. Ларина сказала: «Когда-то А. Кушнер написал стихи:


«Времена не выбирают, в них живут и умирают…
Большей пошлости на свете нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти, как на рынке, поменять. Крепко тесное объятье.
Время – кожа, а не платье. Глубока его печать.
Словно с пальцев отпечатки, с нас его черты и складки, приглядевшись, можно взять».


Написано, как будто непосредственно про Галича и его судьбу. Но мне хотелось бы закончить вечер словами Булата Окуджавы: "Стихи Александра Галича оказались счастливее его самого: они легально вернулись на родину. Да будет благословенна память об этом удивительном поэте, изгнаннике и страдальце". Мы постарались представить вам не только поэта-трибуна, но и лирика, нежного и ранимого, каковым он, собственно, и был».

Редкая способность извлекать из небытия забытые имена и заставлять звучать в унисон с сегодняшним днем не изменила авторам и на сей раз. Зрители высоко оценили представленный им рассказ, наградив ведущих вечера Альбину Ларину и актрису Елену Серопову продолжительными аплодисментами и цветами. Они еще долго не расходились, обмениваясь впечатлениями, подходили к ведущим, задавая вопросы и неизменно благодаря их. Теплые благодарственные слова в адрес исполнителей высказал Ефим Кержнер, пожелав им успехов и дальнейшей плодотворной деятельности на этом поприще.




Оглавление   |  Вверх


Вы авторизованы как:
Ваш E-Mail:
Комментарий:

        Представленные на портале материалы служат исключительно источником информации и не могут заменить юридического или финансового консультанта. Администрация и создатели сайта не несут никакой юридической или иной ответственности за содержание и последующее использование предоставляемой информации.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Содержание портала находится под нашим постоянным контролем, но на многих Интернет-страницах присутствуют ссылки на другие сайты, которые мы, естественно, не контролируем и не можем постоянно проверять. Согласно решению суда Гамбурга от 12.05.1988 г., владелец Интернет-сайта должен нести ответственность за содержание страниц, ссылки на которые помещены на его сайте, если только он сам не определяет четко и однозначно свою позицию по данному поводу. Что мы и делаем: мы заявляем, что не несем ответственности ни за дизайн, ни за содержание сайтов, связанных с нами посредством ссылок. Но если вы на этих страницах столкнетесь с порнографическими или расистскими материалами, сообщите нам, пожалуйста!


При полном или частичном использовании материалов raduga-nte.de ссылка на сайт обязательна.
Использование материалов, маркированных (А), возможно только с согласия автора.
Пресс-релизы, статьи, новости ждем по адресу redaktor@raduga-nte.de.

Портал оптимизирован для работы в Internet Explorer, Opera, Mozilla Firefox с разрешением экрана 1280x1024 и выше.

Языки
  
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация

Наши спонсоры
Автосервис «IWK» GmbH Туристическое агентство «Балкан Туристик» ARKON Pflegedinst Амбулаторная служба Sonnenblick Reiseagentur Neuwirt Zu Hause e.V. - Verein zur gesellschaftlichen Integration
 von Zuwanderern Ihre Allianz Agentur

На сайте
Гостей: 85
Пользователей: 0


Прогноз погоды

Телефонные коды
www.teltarif.de - Kommunikation ganz einfach

Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 4.3.1  Copyright Raduga-Group © 2006-2017